Пятница , 18 Октябрь 2019
Home / Экономика и финансы / Прецедента не будет?

Прецедента не будет?

<!—

—>
Практика, когда владельцы компаний заставляют сотрудников брать кредиты «на развитие бизнеса», достаточно распространена. В такой ситуации работникам, подписавшим кредитный договор, очень сложно доказать, что заем был оформлен под давлением, а деньги направлены на корпоративные нужды. В Алтайском крае едва не создали прецедент. Как уже писала «РГ» («Экономика Сибири» от 05.04.2018, №71), в Барнауле реальный срок получил владелец нескольких автотранспортных предприятий Андрей Сартаков, который заставлял работников брать миллионные кредиты, а деньги тратил по своему усмотрению. Суд признал бизнесмена мошенником и переложил на него обязанность погасить долги по кредитам, взятым 32 его бывшими работниками.
Казалось бы, справедливость восторжествовала, но на деле водители, слесари, инженеры, автомеханики так и продолжают выплачивать непомерные для них долги, несмотря на решение суда. Константин Проценко, работавший в одной из компаний Сартакова системным администратором, рассказал корреспонденту «РГ», что с 2012 по 2015 годы бывший шеф под угрозой увольнения и невыплаты зарплаты пятнадцать раз заставлял его брать кредиты в Железнодорожном филиале Зернобанка на корпоративные нужды. Каждый раз по миллиону рублей сроком всего на два-три месяца.
— Я подписывал кредитный договор и кассовый ордер, а деньги получал Сартаков. Он же платил проценты и гасил кредиты, — пояснил Константин Проценко. — Но после отзыва лицензии у банка последний кредит «повис» на мне. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) через суд потребовало взыскать с меня этот миллион. У меня арестовали все имущество и вычитают половину зарплаты на погашение.
Сейчас Константин и многие другие обремененные «сартаковыми» долгами работники пытаются в суде доказать, что не должны возвращать того, чего не брали. Тем более что с Сартакова уже начали взыскивать средства по тем же 32 кредитным договорам, оформленным на бывших работников.
— Во время суда над Сартаковым, где мы были свидетелями, представители АСВ заявляли, что если его вина будет доказана и выплата долгов по всем кредитам возложена на него, то агентство вернет работникам уже выплаченные суммы. Но на деле АСВ сейчас взыскивает эти долги и с Сартакова, и с нас. На юридическом языке это называется двойное обогащение. Более того, мой долг агентство уже пыталось выставить на торги, чтобы продать коллекторам. Причем полную сумму в 1,125 миллиона рублей, хотя почти 210 тысяч из них я уже погасил.
<!—

—>
На все просьбы Константина Проценко пересмотреть решение о взыскании с него корпоративных долгов в связи с тем, что суд переложил их выплату на Сартакова, АСВ отвечает отказом. Кредитор считает его и других работников соучастниками мошенничества, хотя суд не установил их вины. «В таких случаях по закону должна быть солидарная ответственность, то есть долг распределяется между соучастниками, а АСВ продолжает взыскивать полную сумму и с нас, и с Сартакова», — сетуют бывшие работники автопредприятий.
У инженера-конструктора Василия Чернова небольшая зарплата, но и с нее удерживают половину. Такими темпами он будет выплачивать миллион полжизни.
— Мы сейчас в суде пытаемся отстоять свои права, доказать, что денег не брали и что есть реальный должник, который распоряжался деньгами, — говорит Василий Чернов. — К сожалению, двум нашим коллегам суды уже отказали в связи с истечением сроков давности. Надеемся, что Алтайский краевой суд защитит наши интересы, а иначе нам еще много лет придется рассчитываться по чужим долгам.
В прокуратуре Алтайского края корреспонденту «РГ» пояснили, что требования бывших сотрудников автопредприятий — это гражданско-правовые отношения между работниками, являющимися по документам заемщиками, и кредитной организацией. «Поэтому и урегулировать их нужно в процессуальном порядке через суд. И здесь истцам главное правильно сформулировать свои требования о признании кредитных договоров притворными», — пояснила помощник прокурора Алтайского края Мария Антошкина.
Комментарий
Мария Доценко, юрист:
— Бывшие работники подали иски о признании кредитных договоров недействительными, заключенными под влиянием обмана. Есть те, кто требуют признать кредитный договор незаконченным. Эта категория очень сложных с точки зрения правовой квалификации судебных дел. Пока нет единого понимания, как гражданские суды будут их квалифицировать: как сделка, заключенная под влиянием заблуждения и обмана, либо в виду неполучения денег, такие кредитные договоры следует признать незаконченными. В этом деле мне непонятна позиция государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов». Несмотря на то что она имеет исполнительный лист о взыскании 31,6 миллиона рублей с виновного по уголовному делу Сартакова, госкорпорация продолжает удерживать с зарплат бывших работников эти же долги по тем же кредитным договорам. Люди не знают юридических тонкостей, и, на мой взгляд, прокуратура должна была поспособствовать тому, чтобы с них были сняты все обвинения.

Советуем посмотреть

ЦБ допустил «более решительное» снижение ключевой ставки

Обычно регулятор действует аккуратно и меняет ставку умеренными темпами. Но имеющийся уровень инфляции в 3,8 …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.