Вторник , 17 Сентябрь 2019
Home / Политика / Юрист Transparency Int. о Пескове: следствие должно провести проверку согласно ст.143 УПК

Юрист Transparency Int. о Пескове: следствие должно провести проверку согласно ст.143 УПК

Сегодня пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил о своей поддержке инициативы КПРФ о введении уголовной ответственности за сокрытие реальных доходов чиновниками (поводом для которой стала скандальная история Пескова с часами за 37 млн. рублей). Вчера, 4 августа, КПРФ пообещала внести в сентябре законопроект, согласно которому, если сумма расходов превышает годовой заработок чиновника, то ему грозит штраф и увольнение, а если незадекларированная сумма превышает официальный заработок за два года — то чиновнику будет грозить до двух лет тюрьмы.

Между тем, даже действующее законодательство позволяет привлекать чиновников к ответственности, вот только правоприменительная практика показывает, что органы следствия не пользуются этой возможностью – об этом The Insider рассказал юрист Transparency International Даниил Бородкин, в прошлом и сам работавший следователем в МВД.

«В соответствии с действующим законом служащие в обязательном порядке уже должны предоставлять сведения о личных и семейных доходах за предыдущий год, а также расходах, понесенных за три последних года. Однако, укрывательство собственности стало уже привычным явлением. При этом, исходя из сложившейся практики деятельности правоохранительных органов можно судить, что факты выявленной собственности, по стоимости явно превышающей совокупный семейный доход основанием для производства «доследственной проверки» не становятся. Но если следовать строгому смыслу положений Уголовно-процессуального кодекса России подобная проверка должна проводиться на основании ст.143 УПК РФ «Рапорт об обнаружении признаков преступления» и Федеральный закон «Об Оперативно-розыскной деятельности».

У следователей всех ведомств есть исчерпывающие знания и средства для фиксации и документирования  обстоятельств получения такой кричащей роскоши

Надо сказать, что у оперуполномоченных и следователей всех ведомств есть исчерпывающие знания, навыки и средства для фиксации и документирования (прослушка, наружка, информаторы) обстоятельств получения такой непомерной собственности и кричащей роскоши — быстрый доступ к базам данным банков, ЗАГСа, «белая и серая» бухгалтерия работодателей или зависимых/аффилированных лиц, есть и необходимые ресурсы (техника, машины, эксперты, помощники), полномочия (УПК и федеральный закон об ОРД). Но они почему-то «до поры -до времени» предпочитают ими не пользоваться — «инициатива наказуема», нет желания или боязнь самостоятельности, ждут отмашки или приказа свыше».

При этом, сообщить о незаконном обогащении чиновника может любой гражданин, но, как правило, это обращение не имеет результата:

«При нормальном гражданского обществе и правовом государстве многочисленные правоохранительные органы должны самостоятельно проявлять инициативу по выявлению укрываемой собственности (то есть самостоятельно узнавать и своевременно реагировать), а не действовать после получения официальных сообщений (писем или иных сигналов) уполномоченных инстанций или заявлений социально активных граждан.

Абсолютно любой гражданин (любое вменяемое дееспособное физическое лицо) может быть официальным заявителем о подготавливаемом или совершенном преступлении (даже о деянии, имеющим лишь какие-никакие признаки преступления). Он может подать письменное заявление (по почте на имя начальника подразделения/руководителя органа, в секретариат-группу делопроизводства и режима, дежурную часть или лично в руки любому сотруднику (или устно сообщить в порядке ст.141 УПК РФ). На втором экземпляре письменного заявления он получает отметку о принятии (получает талон-уведомление о принятии подданного заявления, оснований для отказа в принятии не существует).

 Только после этого начинается самое интересное, когда правоохранительные органы не заинтересованы по своим причинам предпочитают «мылить материал», то есть не запускать маховик официального продвижения полученного сообщения. Чаще всего заявитель сталкивается с «ментовским футболом», когда его заявление лишь по формальному признаку («не наш уровень, не наш профиль, этим занимаемся не мы»), но чаще всего без всяких объяснений туда-сюда пересылают в иные ведомства по вертикали: спускают заявление для проверки до районного уровня; по горизонтали: направляют из уголовного розыска в ОЭП и ПК; «смежникам»: из МВД в ФСБ, Следственный комитет, прокуратуру; в иные государственные ведомства: в налоговую инспекцию, ФСКН. В итоге, после пяти-десяти отфутболиваний заявления и формально-поверхностной проверки «не выходя из кабинета» выносится постановление от отказе в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия в деянии состава преступления или отсутствия события преступления (дескать, это гражданско-правовые отношения, не превышен порог стоимости по конкретной статье или «на этом наши полномочия всё»). В вынесенном постановлении об отказе в ВУД заявителю предлагается обжаловать принятое решение в прокуратуру, руководителю следственного органа или в суд. Полный желанием довести свое заявление до логического разрешения заявитель обжалует отказ в ВУД во все инстанции. Постановление об отказе, разумеется, отменяется и направляется «для производства дополнительной проверки и выполнения действий и мер, не принятых проверкой раньше». Редко, когда на десятом круге «футбола» заявитель добивается возбуждения уголовного дела по факт в отношении неустановленного лица (темняк, глухарь, висяк) и то не по тяжкой статье. После возбуждения дело периодически приостанавливается, продлевается возобновляется при наличии дальнейших активных попыток заявителя ускорить и реанимировать процесс. Кстати, часто сам заявитель даже не допрашивается в качестве свидетеля, чтобы «не дай бог» не занести в протокол сведения, нуждающиеся в проверке и получивших объективное подтверждение».

7859d697dd99ead6eb29eadf283baf2e

Для борьбы с такими не в меру ретивыми заявителями активно используется рычаг возбуждения уголовного дела в отношении самого заявителя по ст.306 УК РФ «Заведомо ложный донос». О наличии уголовной ответственности по такой статье заявитель предупреждается при принятии его заявления, о чем в заявлении делается собственноручная отметка заявителя о предупреждении. При отказе в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного чиновника с «лишней собственностью и роскошью не по окладу» в соответствующем постановлении обязательно должен быть указан момент по заявителю, который или «добросовестно заблуждался» или «умышленно очернил». Очевидно, что «заведомость» ложного доноса определяется «на глазок» самим вынесшим постановление об отказе опером или следаком (или по приказу руководства, которое консультрирует подчиненного, согласует и подписывает вынесенное постановление)».

 Таким образом, фактически чиновники сегодня чувствуют себя вполне вольготно, получая любые «подарки» и владея любым имуществом:

 «К сожалению, чиновники ничем не ограничены в сокрытии «заработанного и вырученного», только полетом своей фантазии, изворотливостью и наличием «понимающих» родственников, любовниц, друзей, деловых партнеров и подчиненных, готовых прийти на помощь, чтобы стать номинальным держателем того или иного имущества (акции, ценные бумаги, автомобили, банковские счета, сейфовые ячейки, срочные депозиты, денежные вклады, валюта и наличность, драгоценные металлы и монеты). Именно таким образом чиновники могут более-менее «беспалевно» инвестировать или монетизировать накапливаемую денежную массу. Вопрос заключается в том, когда и как хранимые дома (на даче, в бане, кубышках, в земле) предметы роскоши (крупногабаритные) и неперсонифицированные дорогостоящие вещи (миниатюрные и компактные) «всплывут» (при обысках, хвастовстве перед знакомыми, на публике, по пьяни). И в данном случае мы снова возвращаемся к желанию правоохранительных органов выполнять свою работу. Механизм доказывания во всех уголовных делах один, а вот практика применения одинаковых норм законодательных актов в каждом регионе и на своем уровне разная».

 В условиях, когда следственные органы не особенно ретивы, найти отговорку всегда несложно:

«Основная трудность данного вопроса заключается в детальных формах легализации имущества и в том, когда его качество и количество переходят из категории для бытовых, личных, семейных и сопутствующих нужд в разряд предметов роскоши и средства инвестирования. Типичная отговорка: дали попользоваться, я не знал, что они настолько дорогие, это ненастоящее, жена подарила. На выходе получается очередная «теща Неверова», «преуспевающие в бизнесе и талантливые молодые руководители и ветераны многолетнего труда» — по «случайному совпадению» родственники чиновников».

Советуем посмотреть

Медведев оценил состояние отношений России и Евросоюза

МОСКВА, 18 окт – РИА Новости. Отношения России и Европейского союза переживают не лучшие времена, что стало …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.