Пятница , 18 Октябрь 2019
Home / Общество / «В 2018 году в войска прибудет полноценный выпуск лейтенантов»

«В 2018 году в войска прибудет полноценный выпуск лейтенантов»




Территориальная схема по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) в Нижегородской области является непригодной, заявил на пресс-конференции в «АиФ-НН» руководитель Нижегородского УФАС Михаил Теодорович. Напомним, что в регионе вводится новая территориальная схема по обращению с твердыми коммунальными отходами. Специализированные организации должны вывозить отходы только на те полигоны, за которыми закреплена та или иная территория. Тем самым, по данным УФАС, постановление правительства ограничивает право вывозящих отходы организаций выбирать, на каком полигоне размещать мусор. «Таким образом, правительство Нижегородской области ограничивает право перевозчика выбирать полигон для размещения отходов, следовательно, и стоимость услуг, – отметил Михаил Теодорович. – Равно, как и полигонам запрещено принимать ТКО с территорий, не закрепленных за ними схемой». По данным антимонопольного ведомства, стоимость услуг для полигонов Нижегородской области варьируется от 133,69 рублей до 299,68 рублей за кубический метр (на момент издания постановления). За каждым полигоном закреплена зона обслуживания, в которой необходимо собирать отходы. По мнению представителя движения «Общероссийский народный фронт» Ильи Савинова, «серый рынок» в сфере обращения с отходами продолжит существовать, пока не будет регионального оператора. «На сегодняшний день старые свалки устанавливают тарифы по 60-90 рублей. Современные полигоны – порядка 300 рублей за куб. Получается, что любому перевозчику выгоднее возить на старые полигоны, – отметил Илья Савинов. – Вспомним кстовскую свалку, которая уже давно переполнена и по решению суда закрыта. Не получится ли, что затягивание ввода территориальной схемы лоббирует интересы конкретных групп лиц, которые, пользуясь бессрочными лицензиями, выданными ранее по устаревшему закону, будут получать сверхприбыли?» Руководитель Нижегородского УФАС сообщил, что «это может произойти и, возможно, уже происходит». Однако подчеркнул, что территориальная схема, в том виде, в котором она сейчас разработана, «ничего хорошего не принесет». «Решение принимает правительство (Нижегородской области), в том числе, и по датам введения. Мы не можем помешать ввести схему, мы можем лишь оценить ее с точки зрения подведомственного законодательства, – отметил Михаил Теодорович. – Еще мы хотим сказать, что в некоторых регионах при глубокой переработке отходов тарифы почти в два раза ниже. Это означает, что экономическая возможность существует. У нас есть модель экономического механизма, который поможет решить эту проблему, главное – начать его обсуждать». Революция 1905 года разделила российское общество. Левой и либеральной идеологии смутьянов патриотическое студенчество противопоставило новую правую идею, в которой лозунг «Православие, самодержавие, народность» соседствовал с приверженностью науке, культом здорового тела и антисемитизмом. В своей статье, опубликованной в журнале European History Quarterly, историк Джордж Гилберт рассказывает, как эти молодые люди приблизили революцию 1917 года. «Наши «настоящие русские», воодушевленные победой на выборах в городскую Думу, решили основать общество «Двуглавый орел»… На эту организацию стоит обратить внимание, благо она борется с революционной деятельностью», — писала газета «Киевский голос» в феврале 1907 года. В публикации отмечалось, что члены этого сообщества, помимо прочего, угрожали физической расправой студентам местного университета, исповедующим либеральные взгляды. «Только чистокровные и самые лучшие русские молодые люди вступают в эту организацию», — иронизировал репортер. В то время возникало множество партий и союзов правого толка, в том числе студенческих. «Двуглавый орел» считался ветвью националистической организации «Союз русского народа». Были студенческие группы, связанные с такими объединениями монархистов, как «Русское собрание», Монархическая партия России, «Союз русских людей» и «Союз Михаила Архангела». Сторонники православной веры, самодержавия и национализма, студенты-монархисты (их называли академистами) поддерживали как умеренно консервативные, так и достаточно радикальные идеи. Как и другие патриотические группы, движение академистов подчинялось трем принципам, сформулированным еще в первой половине XIX века министром народного просвещения графом Сергеем Уваровым: православие, самодержавие, народность. Авторитарная власть монарха провозглашалась идеальной системой управления государством. Один из руководителей подобного объединения, студент Харьковского университета Мандрыкин, заявлял о необходимости создания списка «революционно настроенных студентов и преподавателей», чтобы передать его властям. Тем не менее государство не принимало никакого участие в формировании его группы. За такими организациями присматривала полиция, располагавшая там своими информаторами. Учитывая стремление этих групп сотрудничать с властью и изначальное нежелание менять сложившийся порядок вещей, им многое сходило с рук, тем более что первое время они вели себя достаточно тихо. Консервативные студенты были чрезвычайно раздосадованы тем, что учащаяся молодежь активно выступила против Русско-японской войны 1904-1905 годов. Член харьковской ветви «Русского собрания» Александр Вязигин считал студентов основной угрозой стабильности в стране еще до революции 1905 года. Как правило, академисты были националистами. Особенно это проявлялось в регионах, где в вузах училось немало представителей национальных меньшинств, в частности евреев. Поскольку евреи нередко принимали участие в антигосударственных протестах, монархистам было легко идентифицировать их как «чужаков», врагов, работающих на подрыв существующего строя. В самом лозунге Уварова не было ничего радикального или нового, как и в ранних объединениях, возникавших на его основе. Более того, практически вся их деятельность носила ненасильственный характер (за редкими исключениями). Все изменила революция 1905 года. В письме в газету «Гражданин» студент Владимир Сухоруков жаловался, что из-за поведения немногочисленных радикальных левых учащихся в стране «закрываются учебные заведения». Хотя большинство желает просто получать знания, а не протестовать. Обеспокоенность Сухорукова была вполне обоснованной. В 1905 году по стране прокатилась волна восстаний, забастовок и протестов, что привело к радикализации консервативной части общества и расширению движения академистов. Они заявляли о превосходстве православия, русской национальности и автократии и, в отличие от государственных консерваторов, осуждали Октябрьский манифест 1905 года, разделяющий власть между царем и Государственной Думой. Недовольные сложившимся на тот момент статус-кво, монархисты обращались к популистской риторике. Организации, подобные «Двуглавому орлу», утверждали, что российский народ в своей массе не желает смуты, просто небольшая, но мощная клика социалистов и бюрократов подговорила его на восстание. Выход из ситуации академисты видели в просвещении населения, популяризации царского режима через прессу, общении с простыми людьми и противостоянии пропаганде левых. В университетах создавались правые кружки, где активисты обсуждали стратегию привлечения на свою сторону аполитичных студентов. Радикализация академистов проявлялась прежде всего в агрессивности их идеологии и желании защищать «истинно русских людей» и автократическое государство. Они активно навешивали ярлыки, считая всех поляков католиками (а значит, не своими, не православными), а всех финнов — социалистами. Особое место в их взглядах занимал антисемитизм. Академисты утверждали, что евреи проникли в образовательную систему и это привело ее к кризису. Звучали призывы ограничить представительство этой национальности в вузах до 10 процентов от всего количества учащихся. В своем письме известному черносотенцу Владимиру Пуришкевичу студент Хлестов обвинял евреев в подрыве моральных устоев молодых людей: «В 1907 году один жид открыл в Москве лавку «Тайная жизнь», распространявшую порнографию среди русской молодежи. Московский губернатор закрыл лавку. Но этот жид сменил вывеску на «Жизнь» и стал продавать в ней богатый ассортимент книг, в число которых входили и революционные». В письме другого студента говорилось о засилье евреев в школах и университетах, о том, что евреи отнимают деньги у русских учащихся. Академисты эксплуатировали широкий круг антисемитских идей. Некоторые были старыми, некоторые выдумывались на ходу. Основное внимание уделялось тому, что национальные меньшинства «развращают разум русских студентов». Все это оборачивалось антисемитской риторикой и физическим насилием над евреями. Исправить ситуацию в учебных заведениях должна была пропаганда «истинной русской науки». Академический союз Санкт-Петербургского политехнического института провозгласил лозунг: «Университет — для науки!», поскольку в вузах не место политике. Студент Варшавского университета Никольский писал Пуришкевичу: «Я всего лишь хочу спокойствия в наших образовательных учреждениях, и я не хочу видеть, как наши университеты — храмы науки — превращаются в политическую арену, уходя от науки в сторону политики. Более того, как студент я пришел к выводу, что образование должно стоять выше политики, и это мое утверждение соответствует русскому духу и русской мысли». Как и другие студенты правых взглядов, Никольский отвергал конституционную монархию, религиозную терпимость, парламентаризм, бюрократизацию и политизацию общества. Академисты активно поддерживали спорт и гимнастику. Это обусловливалось желанием «физически реконструировать» русскую молодежь во времена «революционного декаданса». Называя спорт «исконно русским» занятием, академисты пропагандировали братство, товарищество и порядок. Все это было вполне в духе западных традиций. В Германии, например, с середины XIX века существовало движение Burschenschaften, основанное на такой же идеологии. И все же академисты во многом были антиевропейцами. Они указывали, что развращающие общество идеи социализма, атеизма и нигилизма идут из Европы, и видели современный им Запад порочным, предавшим традиционные ценности. В результате наука и спорт послужили основой ультранационалистической идеологии русских студентов, включавшей в себя как традиционные элементы, так и новые идеи. Такой модернизированный патриотизм должен был, по мнению его приверженцев, вывести Россию из кризиса. Некоторые академисты, обеспокоенные университетскими акциями протеста 1905 года, прямо призывали к арестам неблагонадежных, и иногда это приводило к насилию. Так, одесские студенты правых взглядов принимали участие в еврейских погромах. Банды активистов «Союза русского народа» в Императорском Новороссийском университете держали в страхе других учащихся. Согласно полицейским докладам, активисты срывали лекции и практические занятия, орали «Россия для русских!» и «За Бога, царя и Отечество!», избивали тех, кто пытался помешать им в этом. Уличные демонстрации с иконами, портретами царя и государственными флагами, впрочем, не помогали самодержавию, а только добавляли хлопот. Единого мнения во власти относительно академистов не было. Одни чиновники считали, что энергию движения можно укротить и использовать во благо. Другие относились к нему с подозрением. Угроза, которую академисты представляли для государства, стала особенно очевидна в канун Первой мировой войны. Наиболее примечательно дело Бейлиса, в ходе которого еврей Менахем Мендель Бейлис был обвинен по инициативе черносотенных активистов в ритуальном убийстве 12-летнего ученика приготовительного класса Киево-Софийского духовного училища Андрея Ющинского. Этот судебный процесс активно освещали печатные органы академистов. Так, газета «Двуглавый орел» постоянно публиковала рисунки ритуальных убийств, которые якобы совершали евреи, и разжигала ненависть к ним. В циркуляре генерал-губернатора Киева Алексея Гирса от 12 февраля 1912 года, направленном в полицейское управление, говорится, что правые студенческие организации «способны наносить вред обществу» и «апеллируют к интересам недалеких мещан». * * * Академисты были частью радикально правого политического спектра, образовавшегося после событий 1905 года. Они соединили поддержку русского самодержавия и православия с новыми идеями, демонстрируя нестабильность патриотического движения на закате Российской империи. Критикуя статус-кво, академисты не были консерваторами и считали, что Россия должна разработать новый курс развития, ведущий к возрождению. Охотно применяя насилие, они внесли свой вклад в уничтожение государства в том виде, в котором оно существовало до революций 1917 года. Зачем Минобороны призвало на службу по контракту несколько тысяч офицеров запаса? Почему летчиков стали готовить из наземного персонала? И помогло ли это преодолеть кадровый голод? На эти и другие вопросы обозревателя «Известий» Алексея Рамма ответил начальник Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации генерал-полковник Виктор ГОРЕМЫКИН. — Еще пару лет назад проблема нехватки офицеров в Вооруженных силах России стояла достаточно остро. Удалось ли ее решить? — Хочу сразу сказать: острой проблемы с комплектованием офицерских должностей сейчас уже нет. Но, надо признать, определенные трудности были. Хотя набор курсантов в военные вузы не прекращался, их до недавнего времени не хватало, чтобы укомплектовать все первичные офицерские должности. Но уже в следующем, 2018 году в войска прибудет первый за последние пять лет полноценный выпуск лейтенантов. В 2009–2012 годах в Вооруженных силах проводилось формирование так называемого «нового облика». Важное место в этой реформе занимала оптимизация офицерских должностей. Их численность стала меньше. Также отдельные должности офицерского состава были заменены должностями сержантов, старшин и даже стали гражданскими. Поэтому значительно снизилась потребность в подготовке офицерских кадров. Уменьшилось и количество курсантов в вузах. По ряду специальностей, по которым воинские должности не предусматривались, подготовка вообще была прекращена. Поэтому до недавнего времени у нас и был определенный кадровый голод. Но сегодня при малочисленности выпусков из военно-учебных заведений мы задействовали дополнительные источники комплектования офицерскими кадрами. Они позволили привлечь нам в Вооруженные силы более 7 тыс. офицеров. В частности, речь идет о приеме на военную службу по контракту кадровых офицеров, находящихся в запасе. Все они имеют такую же военную подготовку, такие же права и социальные гарантии, как и другие офицеры, проходящие военную службу по контракту. А их карьера полностью зависит от успехов по службе и последующего повышения уровня образования и военной подготовки. Также нами были найдены неординарные и одновременно эффективные подходы к поддержанию укомплектованности ряда других офицерских должностей. Так, в 2016 году впервые проведена подготовка летчиков из офицеров инженерно-технического состава с высшим образованием. Это люди, окончившие профильные военные вузы, досконально знающие устройство самолета и принципы действия его механизмов. Их профессиональная переподготовка заняла полтора года. В прошлом году в войска пришел первый выпуск новоиспеченных летчиков. Сегодня обучение проходят еще 50 таких военнослужащих. По линии командования ВВС их летная карьера, я считаю, спланирована неплохо. Еще одна новация — подготовка на краткосрочных курсах военных академий и училищ офицеров — командиров взводов из числа солдат и сержантов по контракту, имеющих высшее образование. В целом все источники комплектования позволили нам в 2016 году принять на военную службу более 11 тыс. офицеров. Полагаем, что все они останутся на службе до начала полноценных выпусков из наших вузов в 2018 году. — Многие ли увольняются из Вооруженных сил? — Не менее важная задача в вопросе поддержания укомплектованности — это сохранение опытных, мотивированных на военную службу офицерских кадров. Эта работа в прошлом году дала положительный эффект. За год количество досрочно уволенных офицеров удалось ощутимо снизить — почти в два раза. Избегать досрочного увольнения помогает персональный подход, индивидуальная работа с каждым увольняемым офицером. Командирам нужно обратить внимание на быт и заботы подчиненных, принять все меры, чтобы не терять настоящее и будущее Вооруженных сил. Еще одна очень важная задача — сохранение молодых офицеров и особенно выпускников вузов. Работа по планированию их встречи начинается уже сегодня. Мы синхронизируем работу командиров, кадровых, жилищных, финансовых органов и других заинтересованных структур. Она включает стажировку по месту будущей службы, решение вопросов обеспечения жильем, трудоустройства членов семей, постановку на все виды довольствия, оказание помощи в служебной и профессиональной адаптации. В следующем году кроме традиционных выпусков в июне и в июле, в ряде вузов Сухопутных войск первые выпуски пройдут уже в марте, а также в декабре. Зимние и весенние выпуски будут для выпускников командных специальностей, переведенных на четырехгодичные программы подготовки. Это офицеры мотострелковых, танковых войск и ряда других специальностей Сухопутных войск. — До недавнего времени будущие офицеры обучались пять лет. Как теперь будет организовано четырехлетнее обучение? — Да, действительно, до недавнего времени в Минобороны России срок обучения для всех специальностей составлял пять лет. Но сейчас по отдельным специальностям командного профиля Сухопутных войск срок освоения основных образовательных программ стал четыре года. При этом ни объем, ни содержание, ни уровень получаемого образования не изменяются. Наименование гражданской специальности по четырехгодичной программе обучения соответствует профилю образовательной программы «Управление персоналом». Без ложной скромности могу сказать, что мы взяли хорошие темпы набора курсантов в вузы. Это важнейшая задача перспективного комплектования войск офицерами. В текущем году вузы будут укомплектованы переменным составом полностью. При этом будет учтена необходимость комплектования и новых соединений, и войск, подлежащих перевооружению на современную технику. Сейчас для подготовки будущих офицеров мы активно внедряем новые формы обучения. В частности, с 1 сентября прошлого года подготовка слушателей и курсантов военно-учебных заведений переведена на обучение по электронным учебникам и учебным пособиям. — Российское образование перешло на болонскую систему. А как этот процесс идет в военных вузах? — Хочу подчеркнуть, что в вузах Минобороны реализуются те же стандарты высшего образования, что и в гражданских. В военно-учебных заведениях подготовка по программам бакалавриата не осуществляется. По программам специалитета обучаем будущих офицеров тактического звена. Курс магистратуры рассчитан на выпуск специалистов оперативно-тактического в военных академиях, а также в академии Генерального штаба — оперативно-стратегического уровня. В военных училищах курсанты осваивают программу специалитета. Такие выпускники занимают младшие офицерские должности — командира взвода, батареи, а также ротного или батальонного звена. Для дальнейшего продвижения по службе необходимо освоить программу магистратуры в профильной академии. Это уже открывает дорогу к должности командира полка или бригады, заместителя командира дивизии. Для назначения на высшие офицерские должности требуется освоить программу магистратуры Военной академии Генштаба. — Разговоры о переходе Российской армии на контрактный способ комплектования идут уже давно. Какая сейчас ситуация? — Сразу хочу отметить, что наращивание численности военнослужащих-контрактников, а также прапорщиков и мичманов — это важнейшая государственная задача. Она определена программным майским указом президента Российской Федерации № 604 от 2012 года. Плановые показатели отбора и приема граждан на военную службу по контракту в 2016 году выполнены на 100%. Установленный параметр укомплектованности Вооруженных сил военнослужащими по контракту достигнут. Это позволило укомплектовать почти 384 тыс. должностей. На 100% укомплектованы контрактниками должности сержантского состава. Большинство направленных для прохождения военной службы по контракту — до 30 лет, у них высокий или хороший уровень нервно-психической устойчивости. Сегодня на должностях рядового и сержантского состава 67% военнослужащих имеют профессиональное образование (высшее или среднее профессиональное). Количество принятых на военную службу по контракту граждан с высшим образованием ежегодно растет. В 2016 году по сравнению с предыдущим годом оно увеличилось на 2%. Для привлечения и работы с кандидатами сегодня по всей стране действуют 83 пункта отбора на военную службу по контракту. Два из них (в Кандалакше Мурманской области и в военно-патриотическом парке культуры и отдыха Вооруженных сил «Патриот») открыты в 2016 году.

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.