Вторник , 12 Ноябрь 2019
Home / Общество / Нет примирения без раскаяния

Нет примирения без раскаяния



85 лет назад «Огонек» писал об открытии в Ленинграде уникального вуза — Университета изобретателей 85 лет назад «Огонек» писал об открытии в Ленинграде уникального вуза — Университета изобретателей. «Можно ручаться, что ни в одной стране мира нет такого университета,— отмечал журнал.— Подобное явление по самой своей природе возможно только в социалистической действительности, где изобретательство носит не случайный, но массовый характер». «Люди, орудовавшие днем при помощи фреза, напильника, лекала и молотка, орудуют вечером логарифмической линейкой и кронциркулем,— рассказывал «Огонек».— Вот за черной клеенкой стола сидит, углубившись в теорему, Василий Николаевич Трунев. Красногвардеец — один из организаторов Красной гвардии в Москве, в Лефортовском районе,— он становится военкомом Красной Армии, а, уйдя на завод, сразу же выделяется как пытливый и беспокойный изобретатель. Так, например, во время окраски домов в Ленинграде прохожим приходилось любоваться замечательным аппаратом. Если один маляр мог выкрасить в смену 75 квадратных метров, то этот аппарат одолевает 1500 метров. Это одно из изобретений Трунева. В Университет изобретателей он пришел за черным хлебом науки — за элементарной алгеброй, основами физики и механики». Как сообщал «Огонек», в вузе, так уж сложилось, два типа обучающихся: «»отцы и дети» — рабочая молодежь и рабочие коренники, за плечами которых десятилетия тяжелого труда, но все они люди творческого ума, испытанные энтузиасты большевистской техники». Первый тип представляла Ксения Колчина «из цеховой ячейки изобретателей на заводе «Электросила», работающая на советской конструкции высоковольтной машины эксцельсиор для изоляции, импортируемой из-за границы». Отмечая тем самым вклад Университета изобретателей в кампанию по импортозамещению, «Огонек» все же признавал: «Сама методология учебы мало чем отличается от всякого другого вуза. Однако, может быть, это до некоторой степени естественно на первых порах, и в будущем профиль университета существенно изменится, чтобы быть подлинной школой изобретательской мысли». читала Мария Портнягина По семье и школа N 49 Александр Трушин о возрастающем социальном расслоении в сфере образования Непролетарское образование У меня старший сын учится в обычной школе, но вполне приличной. Средний — в платной лингвистической: это как бы обычная школа до обеда, уроки по госпрограмме, а после обеда — допобразование, ради которого и выбрали эту школу. Оно включает два иностранных языка начиная со 2-го класса, занятия с носителями языка, лингвистический театр, робототехнику, карате и т.д. Все это не выходя из школы. Полусемейная атмосфера. Строгая охрана, учеников без родителей не выпускают. В классах — 10-15 человек. Учителя нанимаются по конкурсу. Плата не запредельная, но средней семье вряд ли посильная. Плюс ежемесячные сборы по мелочи на «нужды родительского комитета». Каждый год — «благотворительный взнос» в пару десятков тысяч рублей. Контингент — дети чиновников и состоятельных родителей. Дети в школе примерно одного достатка (выше среднего) и развития — резких контрастов нет. Сыну очень нравится, ходит в школу с удовольствием. Еще большой плюс, на мой взгляд,— в школе отсутствует пропаганда. Никакого «патриотического» промывания мозгов. Какие-то формальные плакаты висят в сторонке. Школа появилась и держится на энтузиазме и пробивных способностях директора, на ее связях в верхах. Не всем нравится существование школы, есть те, кто считает это «нарушением социальной справедливости». Ну давайте тогда все школы сделаем «пролетарскими»! По уму, у государства достаточно ресурсов, чтобы сделать больше хороших школ, а плату за допобразование посильной для обычной семьи, ввести льготы для многодетных и инвалидов. Но у государства другие приоритеты… Airat Zak Оценка налогоплательщика Тут надо рассуждать как налогоплательщик: выходит, что я плачу налоги так же, а у моего ребенка меньшие права на образование. Во Франции, например, частные, особые школы — пожалуйста, но только за свой счет. Почему я должна на свои налоговые отчисления содержать «особо одаренных баблом»? У нас в Новосибирске согласно областному постановлению в обычной школе на ребенка заложено около 20 тысяч рублей, а в «особой» — около 84 тысяч. Каково, а? lili ra Звено общей цепи Так расслоение, оно везде. Начиная с роддома и заканчивая кладбищем. Школы просто звено этой цепи. У нас в государстве все решают деньги. Татьяна Александрова Внутреннее деление Каждый пытается запихнуть ребенка в хороший класс, даже если знаний и умений недостаточно. В результате учитель все внимание уделяет отстающим, и по факту школьная программа целиком не проходится. А хорошим ученикам приходится разбираться со всей программой самим с помощью родителей и репетиторов. Поэтому я за экзамены в средней школе. Надо делить классы по рейтингу, по способностям. Конечно, если задача школы как можно большему научить. Павел Медведев Горькая реальность Прочитал статью — и стало грустно. Элитные вузы, элитные школы, платный спорт… А что остается неэлитным, обычным детям? Как же больно и обидно, что все человеческое у нас скатилось к тому, сколько у тебя в кошельке. И речь теперь не о способностях учеников, а о возможностях родителей. Igor Kiselev Кто аппарат, у того и сила N 49 Размышления Леонида Млечина Недавние ошибки «Со временем станет ясно, что гайдаровские реформы оказались на диво успешными. Рыночная экономика заработала». А ведь это чистая правда, и время это давно наступило. Чем же народ недоволен? А вот чем: «Самыми богатыми людьми стали бывшие директора, тихо приватизировавшие целые отрасли». А кто же еще должен был эти заводы получить? Та самая кухарка, которая должна была уметь управлять государством? Так ведь и она могла поучаствовать в приватизации, да не захотела… Если серьезно, то Е. Гайдар прекрасно понимал, что именно так и произойдет, особенно после того, как хасбулатовский Верховный совет принял решение, что трудовым коллективам со скидкой предоставляется 50 процентов акций предприятий. Естественно, директора все эти акции и скупили. Но у реформаторов была надежда, что, став собственниками, бывшие директора начнут действовать по рыночным правилам, эффективно. А те, кто не сможет, разорятся и уступят место более эффективным. Но не получилось… «В тесном сотрудничестве с силовиками бюрократия превратилась в касту, неэффективную и развращенную невероятными возможностями личного обогащения». Сегодня есть даже специальное словечко «бюрнес» — симбиоз бюрократии и приближенного к ней бизнеса. Почему же так вышло? Можно много говорить о несовершенстве человеческой природы вообще и постсоветского менталитета в частности. Но Леонид Млечин озвучивает главную, на мой взгляд, ошибку реформаторов: «следовало помогать становлению партий». Надо было пытаться сохранить систему политической конкуренции. Только при ней могут существовать справедливый суд, независимые СМИ и реальная рыночная экономика. Михаил Сарин «Они не заметили 90-х» N 49 Социолог Дмитрий Рогозин рассказал Ольге Филиной, чем живут столетние россияне Пронзительные миниатюры Потрясающий по глубине материал. Стоит десятков томов новейшей истории. Тот случай, когда пронзительные миниатюры об отдельных судьбах наших людей естественным образом эволюционируют в научные монографии об общей судьбе России. Алексей Мельников «Произошел распад обязательного знания» N 50 Математик Сергей Новиков объяснил Елене Кудрявцевой, почему считает неизбежным глобальный интеллектуальный кризис Взгляд из прошлого Число людей, занимающихся исследованиями, выросло в сотни раз. Интеллектуалы востребованы, так как конкуренция из ценовой области переместилась в инновационную. Подход к проблеме только с точки зрения предыдущей эпохи может приводить к ошибочным суждениям. Ведь тогда наука была уделом лишь избранных… Репетиторство — это индивидуализация обучения из-за роста конкуренции среди интеллектуалов. Но автор репетиторство трактует только как рост плохой подготовки… С мехмата МГУ в 1961 году ушли математики, работавшие в области дискретной математики. Ушедший коллектив возглавил И.Я. Верченко, который занимался электронными шифрами. Ушли, так как математика мехмата была нацелена на решение других задач для практики. Причина — академики не признавали ту математику, которая сейчас стала повсеместной (хотя бы для сотовой связи). Великие ученые после получения известности не всегда могли понять новые тенденции в науке, а могли оказаться и тормозом для новых идей. И в этом смысле не всегда уместны ссылки на их высказывания о развитии науки. Сергея Новикова подводит однозначность оценок. Наука — это способность собрать альтернативные мнения, а потом сравнить их на базе реальных результатов (особенно при анализе тенденций в обществе). Его мнение интересно как одно из мнений, но не как итог научных исследований. wayconomy Светлана Сухова и Кирилл Журенков изучали особенности упрощенного подхода к должникам Долги по ЖКХ, телефонии и интернет-услугам, как и неуплаченные налоги, будут все чаще снимать со счетов должников без судебных разбирательств Упрощенная схема взимания долгов — так называемый судебный приказ — до этого применялась в отношении, например, злостных неплательщиков алиментов. С июня возможность получить долги без судебного разбирательства появилась у управляющих и телекоммуникационных компаний, а также у ТСЖ и строительных кооперативов. Но настоящий шум разразился в канун новогодних праздников, когда Верховный суд России дал свои разъяснения по части применения судебного приказа. Верховный суд, конечно, о таких последствиях и помыслить не мог — его заботила выработка единых подходов у арбитражных судов и судов общей юрисдикции при вынесении этих самых приказов. Мировые судьи, если верить статистике, уже не первый год выносят судебные приказы миллионами: по словам судьи ВС Елены Гетман, в 2014 году судебных приказов было принято 6 млн, в 2015-м — на 1,5 млн больше. Дальше — больше… Вот эта тенденция как раз и насторожила экспертов: одно дело — алименты, другое — услуги связи и ЖКХ. Задолженность населения по последним колоссальна. Сегодня можно говорить о триллионе рублей такого рода неуплат, пояснил «Огоньку» исполнительный директор НП «ЖКХ Развитие», член рабочей группы по развитию ЖКХ экспертного совета при правительстве России Алексей Маркушин. Неплатежи копятся годами, и сегодня уже составляют до 20 процентов расходов таких компаний. При таком уровне долга ни взять кредиты, ни привлечь инвестиции. Вот власти и взялись за наведение дисциплины по всем фронтам… «Это только кажется, что такой подход непопулярен в народе: соседи по подъезду и по дому уже давно поняли, что если кто-то из жильцов «скручивает» счетчик у себя в квартире или не платит, то рано или поздно им самим придется за них платить»,— утверждает Маркушин. По его словам, в ряде европейских стран власти поступают с неплательщиками гораздо жестче — муниципалитеты могут забирать имущество должника без судов и даже без судебных приказов. Впрочем, признает эксперт, надо быть очень внимательным, «потому что без судебного разбирательства можно далеко зайти». Последнее — в точку. Ведь для получения судебного приказа, на основании которого можно будет списать со счета должника искомую сумму, достаточно, чтобы требования истца (УК, ТСЖ и т.д.) были «бесспорными». А это должно подтверждаться документами, «достоверность которых не вызывает сомнений, а также признаваемых должником». При этом мнение должника никто спрашивать не собирается — «признанием» считается отсутствие его письменного протеста. Не нужно и обязательного договора, например, между жильцом и УК, достаточно любых документов, «подтверждающих наличие обязательств». В общем, судебный приказ может быть выписан в большинстве долговых исков. Проблема еще и в том, что в отличие от алиментов неоспоримость задолженности в сфере ЖКХ не столь очевидна. Например, бывает так, что жильцы оплачивают коммунальные расходы, тогда как УК не перечисляет деньги поставщикам ресурсов. Случается, что ТСЖ вводит дополнительные поборы с жильцов за услуги консьержей, домофоны и т.п., которые они оплачивать не намерены. Сегодня такие траты отсудить очень трудно. А иногда отказ жильцов платить за содержание дома объяснятся тем, что УК не слишком утруждает себя элементарной уборкой подъездов и территории и т.п. Выходит, что голос жильцов теперь услышан не будет? Платить все, что ни потребуют, все равно взыщут рано или поздно? Выход есть, но он требует сноровки. У должника будет 10 дней со дня вручения ему копии приказа, отправленного заказным письмом, чтобы заявить о своем несогласии. Подсчитаем… Процедура от подачи документов в суд до списания денег со счета занимает примерно 15 рабочих дней плюс две пары выходых — это почти 20 дней. Времени, чтобы притормозить исполнение приказа — в обрез. Главное — узнать о его существовании, а для этого надо почаще проверять почтовый ящик и мониторить сайт Федеральной службы судебных приставов (ФССП). При обнаружении «письма счастья» писать заявление приставу и мировому судье о своем несогласии. Если 10-дневный срок будет упущен и о судебном приказе станет известно только после обнаружения пропажи средств на счету, пугаться не стоит — шансы вернуть деньги есть и в этом случае… «Вернуть неправомерно списанные деньги нелегко — если вы не успеете поймать их на счету ФССП и они уже ушли истцу, сами приставы должны будут инициировать их возврат от поставщика услуги вам. Это процесс долгий. Но в любом случае нужно начинать действовать, как только вы поняли, что истец не прав»,— пояснила исполнительный директор НП «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева. Эксперты все до одного указывают на этот нюанс: все действия имеют смысл только в случае наличия мошенничества или вымогательства со стороны УК, ТСЖ и иных структур, которые впоследствии можно будет доказать в суде. В остальных случаях, когда речь просто о долге за полученные услуги и ресурсы, проще заплатить и спать спокойно. Хотя и недолго: стоимость ЖКУ, как и размеры налогов, продолжают расти, тогда как зарплаты и реальные доходы населения падают. В этом году, например, ожидается увеличение размера имущественного налога (увеличится коэффициент при его расчете), а граждане, утаившие от ФНС свое имущество, заплатят еще и 20 процентов штрафа от неуплаченной суммы налога. Коммунальные платежи, как ожидается, вырастут в среднем по стране на 4-5 процентов, а для жителей столицы — на 7-8 процентов. Это только за счет индексации тарифов, а во сколько обойдется ежегодное удорожание статьи по содержанию дома, не знает никто. С 1 января выросли расходы тех, кто не обзавелся счетчиками на воду и электричество,— они будут платить в два раза больше своих продвинутых соседей. И оспорить это повышение затрат на ЖКУ в суде будет невозможно — все по закону. Впрочем, как и всегда. Экспертиза Что «натикало»? Популярность судебного приказа растет, и эта тенденция будет сохраняться. До сих пор суды не так часто применяли упрощенную схему взыскания долгов, тратя часы заседаний на то, чтобы разобраться в деле, где величина задолженности подчас была 300-500 рублей. Постановление Пленума ВС должно активизировать процесс применения ускоренной процедуры и тем самым разгрузить суды. Например, в постановлении более подробно говорится о том, какие документы, в каком порядке и каким способом должны прилагаться к заявлению о выдаче судебного приказа для того, чтобы долги по платежам за услуги ЖКХ или налогам взыскивались по упрощенной схеме — без состязательного процесса и обязательного участия сторон. В частности, желательно прилагать договор между жильцом и УК или ресурсоснабжающей организацией, а также доказательства наличия долга. Впрочем, отсутствие договора при факте потребленной услуги, как и прежде, не освобождает от оплаты долгов по ЖКХ — такова сложившаяся судебная практика. Однако повального списывания денег с карточек должников в связи с применением упрощенной процедуры ожидать вряд ли стоит. Ведь если должник будет не согласен с решением суда о применении упрощенной схемы, он вправе его обжаловать в течение 10 дней с момента, как получит это решение на руки. Тогда упрощенной схемы не будет, а состоится обычное судебное разбирательство со всеми атрибутами полноценного судебного процесса. Если долг, что называется, «натикал по счетчику» за потребленные тепло, воду, газ и электричество, ждать чудес не стоит — решение суда будет в пользу кредитора и обжалование вынесенного решения ситуацию не изменит. Впрочем, сегодня больше беспокоит не то, что ужесточаются юридические нормы и практика в отношении должников, а то, что растут стоимость услуг ЖКХ и величина налогов. Мы против необоснованного роста тарифов, но, похоже, финансовая нагрузка на потребителей в сфере ЖКХ будет от года к году только расти. Цифры Долговой портрет По данным статистики, 40 процентов населения России сегодня находится в числе должников за ЖКХ — властям есть с кого требовать расчета Структура неплательщиков в России (в % от общего числа населения страны) Источник: Минстрой России (на основе экспертных оценок) Детали Не расплатимся Россиянам не привыкать жить в долг, и речь не только о ЖКХ. Многие из нас должны банкам по кредитам, и сегодня сомневаются, что смогут их погасить Есть ли у вас сейчас задолженность по кредиту? Есть ли вероятность, что вы по нему не расплатитесь, и если да, то какая она? Источник: ФОМ Брифинг Наша задача — довести уровень платежной дисциплины в России до 98 процентов, как и во всех странах, где работает адекватная система расчета. Мы планируем в ближайшее время, в ближайшие два года, победить долги в ЖКХ. Сейчас же собираемость, если брать средний показатель по стране, достигает 93,9 процента. Это показатель с учетом оборачиваемости от 3 до 6 месяцев. Вовремя оплачивают счета за услуги ЖКХ порядка 60-65 процентов населения, остальные — через месяц, два, три. Источник: ТАСС Тарифы на услуги энерго- и теплопоставляющих компаний непомерно высоки и продолжают расти ежегодно. Второй момент — это то, что мы тратим очень много средств на обогрев домов, а заодно и улицы, так как у нас очень низкая энергоэффективность. Россияне тратят энергии примерно в 8 раз больше, чем жители Германии, где прошло уже три программы по повышению энергоэффективности, в которые включалось утепление домов, окон и замена крыш. Сегодня задача заключается не только в том, чтобы снизить долги за услуги ЖКХ, где нужно укреплять систему начисления пеней, но и в улучшении уровня жизни людей, установлении более умеренных тарифов на коммунальные услуги и повышении энергоэффективности. Источник: ИА «ФедералПресс» Порядка 15-16 процентов должников просто забывают оплачивать свои счета вовремя, и особенно это типично для городов-миллионников, где нередко у людей бывает более одной квартиры, и там, к сожалению, оплата происходит крайне нерегулярно — иногда раз в 3 месяца, иногда раз в 6 месяцев. И не то чтобы эти люди не могли платить за эти услуги, просто для них это не очень важно. Еще порядка 10 процентов должников вообще не понимают, что такое «услуги ЖКХ»: отопление было всегда, горячая и холодная вода тоже всегда присутствовала, они не считают это коммерческим продуктом и поэтому оплачивают счета в последнюю очередь или в принципе не оплачивают их. Источник: «Коммерсантъ FM» Почему современную российскую элиту нельзя считать наследницей исторической Руси Наследник двух именитых дворянских родов, Столыпиных и Случевских — представителей первой волны российской эмиграции директор Столыпинского центра регионального развития Николай Случевский, поделился с «Огоньком» своим видением того, как Россию разделила революция и почему примирение красных с белыми по-прежнему невозможно. Чтобы разобраться в том, что происходит в России сегодня, крайне важно понять, что на самом деле случилось тогда — в переломный момент 1917-го. Это отчасти проясняет, есть ли у сообщества русских эмигрантов, которые покинули страну сразу после революции, и у россиян, оставшихся на постсоветском пространстве, нечто общее, общая идентичность. Здесь стоит оговориться, что в данном контексте под «сообществом эмигрантов» я понимаю только тех, кто уехал сразу после 1917-го, то есть представителей так называемой первой волны. Вторая, третья, четвертая волны были другими — и тоже непохожими на первую. На них повлиял опыт советской жизни. Позвольте мне начать с главного вопроса: похожи ли русские эмигранты на «постсоветских людей»? Мы все — те же самые «русские люди», описанные классиками литературы, или нет? Мой ответ — нет, мы категорически не похожи, мы разные. Несмотря на то что мы еще говорим на общем языке, опыт двух сообществ — уехавшего и оставшегося — после 1917 года настолько различен, настолько фундаментально разошлись наши ценности, отношение к истории и традиции, настолько по-разному мы воспринимаем сами себя, что любая возможность «понимания» между нами представляется чем-то спорным. Говоря это, я вовсе не имею в виду, что стоит прервать всякий диалог и попытки взаимодействия между эмиграцией и современной Россией. Но различие исходных позиций, «образов мира» у двух групп с самого начала нельзя недооценивать. 1917 год был не эпизодом в истории России, а ее концом: в определенном смысле слова Советская Россия и почитатели ее идей относятся к России царской как убийца к убитому. Со всеми вытекающими последствиями. Мне вспоминается знаменитая цитата Черчилля, относящаяся к британо-американским отношениям: «Ничто не разделяет нас так сильно, как наш общий язык». Она вполне применима к ситуации постсоветско-эмигрантских отношений. Действительно, кажется, что мы произносим одни и те же слова: «Возрождение России», «встать с колен», «святая Русь», но реальность, скрывающаяся за ними, оказывается совсем иной. Святость, возрождение, вставание мы попросту связываем с разными вещами. Наиболее яркий пример непонимания, шокирующий потомков первой волны,— это вопрос о «примирении и раскаянии». В России на каждом шагу можно услышать утверждение: пусть мои предки сражались и за красных, и за белых, или пусть я вовсе не помню, в чьем стане они были, главное — они все сражались за великую Россию! Главное — мир между всеми нами! Даже юбилей революции российская власть заповедала отметить в этом «примирительном ключе». Для нас это совершенно неприемлемо. Потому что не может быть никакого примирения без раскаяния, и пока Россия транслирует такую точку зрения, для нас она остается «окаянной» страной. Пока государство ищет такого «примирения», где все кошки серы, сталинский миф останется популярным, его не вытравишь ничем. Будут появляться и появляться ораторы, требующие человеческих жертвоприношений во имя построения «великой России». Позвольте мне быть предельно ясным: это чистое зло. Такое примирение — чистое зло, потому что лишает современных россиян хоть каких-то нравственных ориентиров. Что и говорить, ленинская попытка создать «советского человека» увенчалась успехом. Православные символы, традиции, иконы были «оптом» заменены советскими эквивалентами. Тем не менее смыслы, которые несла традиционная российская культура, оказались «нетрансплантируемыми», их не получилось перенести на новую почву. Служба Богу, Царю и Отечеству была заменена тотальным подчинением Государству. Не всякому россиянину даже сегодня удастся объяснить, что служба — совсем не то же самое, что подчинение. Подмена значений базовых понятий жива в умах, она актуальна для современной России, и, видимо, останется актуальной для страны и в обозримом будущем. Многие представители политической и интеллектуальной элиты России сегодня стремятся построить или восстановить (хотя бы в своих умах) «российскую идентичность». Они надеются «возродить историческую память» или, если быть более точным, расширить с помощью этой памяти свою ближайшую советскую идентичность, которая по каким-то причинам их больше не устраивает. Для этих «реконструкторов» образы и символы Белого движения, эмиграции первой волны являются крайне важным ресурсом легитимации своих амбициозных построений. Впрочем, смотреть на порожденные ими химеры нам, как правило, тяжело. Какая реконструкция может быть без глубокого эмоционального вживания, без отдания долга традициям 1000-летней Руси? Без понимания, что в них было хорошо, а что косно? Возьмем, к примеру, такую тривиальную вещь, как повязывание женщинами платочков при входе в российский православный храм. Все ведь думают, что это наша исконная традиция. Но вы посмотрите на фотографии эмигрантов первой волны в европейских и американских церквях: очень редко вы увидите женщин с покрытой головой, и уж, конечно, покрытой не платочком, а шляпкой. Потому что ношение платков — всегда и везде — было типичной крестьянской традицией на Руси, которая никогда не распространялась на города. И сейчас, памятуя своих бабушек и прабабушек, я могу заметить только, что постсоветская Россия выдумала для себя новую, небывалую традицию, прикрываясь авторитетом Святой Руси,— ношение платков православными горожанками в XXI веке. Понятны причины: ко времени революции почти 80 процентов населения империи составляли крестьяне. В конце концов, можно ориентироваться и на их традиции, творчески их развивать… Но нужно четко понимать, отдавать себе отчет, что и зачем вы восстанавливаете, а что вообще «творите заново». Россия, конечно, всегда страдала от 1000-летней привычки больше полагаться на мифы и хроники, чем на объективную сторону истории (достаточно вспомнить, на основании чего были канонизированы многие наши святые, скажем, тот же Дмитрий Донской). Мифы любит и современная Россия, и эмигрантская. Но мотивы и стратегии мифотворчества у них существенно отличаются: в излюбленных мифах постсоветской России — о вставании с колен, о возвращении статуса великодержавности — почти не осталось места человеку, если хотите, рыцарству, личному усилию отдельного гражданина по воссозданию себя и возрождению страны. Современные российские мифы всегда обращены к массе, которую призывают сплотиться, поддержать стабильность перед лицом внешнего врага и прочих ужасов. При этом подразумевается, что россиянина уже не «положение обязывает», а «ситуация обязывает», и это чувствительная разница, связанная с потерей ответственности за собственные действия. Подытоживая свою, возможно, резкую колонку, скажу: современную российскую элиту никак нельзя считать наследницей исторической Руси, исконных русских ценностей. Парадоксально, но кажется, что у нее больше общего с современной американской элитой, на которую российская, видимо, очень хочет быть похожа… Никакого исторического сознания, которое долгое время питало российскую государственность, в постсоветской России не просматривается, а потому плохо просматривается будущее и остается свежим ужас перед прошлым, о котором без раскаяния правдиво не вспомнишь. В этих условиях у эмиграции, пока она жива, остается скромная миссия: как католическим монахам в средневековье, хранить память и культуру былых веков в надежде, что когда-нибудь кому-нибудь она понадобится. Записала Нелля Бедеркина Николай Случевский, директор Столыпинского центра регионального развития

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.