Пятница , 20 Сентябрь 2019
Home / Общество / На грани жизни и смерти: бюрократия против больных рассеянным склерозом

На грани жизни и смерти: бюрократия против больных рассеянным склерозом

Анастасия Мельникова, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Мир отмечает 25 мая День борьбы с рассеянным склерозом, государство рапортует об успешном импортозамещении и выпуске российского аналога препарата «Копаксон», а больные рассеянным склерозом в панике. Более двух месяцев они не имеют возможности получить в московских и региональных аптеках бесплатное, жизненно необходимое лекарство.

«Второй месяц не могу получить в аптеке на Новогиреевской, 20 препарат «Копаксон», — говорит 47-летняя Ирина Исаева, инженер-проектировщик из Москвы. — Рецепты исправно выписывают, но лекарства в столичных аптеках нет, и когда будет — не говорят.»

будет зарегистрирован отечественный препарат-аналог израильского «Копаксона».

Это позволило бы российскому производителю участвовать в тендере госзакупок для поставки в аптеки бесплатных лекарств (по федеральной программе «Семь нозологий») — по решению ФАС, чтобы не нарушалось антимонопольное законодательство, начало аукциона было отложено.
«Аксоглатиран ФС» (так называется российский аналог) был зарегистрирован в Государственном реестре лекарственных средств 18 апреля 2016 года.

Создание российского дженерика такого сложного препарата само по себе — большое событие, можно сказать, прорыв в отечественной фармакологии.

Исследования по воспроизведению аналога израильского «Копаксона» началось еще 10 лет назад на одной из кафедр химфака МГУ, позже продолжилась при поддержке фармацевтической компании «Ф-Синтез».

переносом аукционов по госзакупкам.

«Ведь можно же было продолжить покупать израильский препарат, пока на рынок не вышел российский аналог, можно было гарантировать регионам оплату постфактум. Почему этого не сделали? Фактически из-за бюрократов десятки тысяч людей в России остались без жизненно важного лекарства, — говорит Наталья Зрячева, вице-президент МООИ «Московское общество рассеянного склероза». — Наша болезнь — как хамелеон, у нее много симптомов, много неожиданных осложнений в случае отсутствия лечения. Терапия должна быть пожизненной, ее нельзя прерывать».

Панические настроения, истерики, слова отчаяния, слезы — всё это Наталья Зрячева, в отличие от чиновников, наблюдает каждый день, когда больные обращаются к ней с просьбами помочь в получении или покупке «Копаксона».

«А ведь больным рассеянным склерозом вообще нельзя волноваться — иначе наступают осложнения, организм дает сбой, и возможны самые непредсказуемые последствия», — подчеркивает Наталья. Около двух месяцев она собирала лекарства по всему городу, просила отдать его тех, кому врачи изменили назначение.

«Мы пытались сотрудничать с благотворительными организациями, но у нас в стране неохотно помогают взрослым пациентам, — говорит Наталья. — Детям — да, гораздо легче собирают средства, а взрослым и пожилым людям с таким диагнозом практически не жертвуют».

Чем опасен рассеянный склероз, и как его диагностировать

Еще в конце XX века диагноз «рассеянный склероз» означал скорую инвалидность и через несколько лет — смерть. Это хроническое аутоиммунное заболевание, при котором поражается миелиновая оболочка нервных волокон головного и спинного мозга (электроизолирующая оболочка, покрывающая аксоны многих нейронов).

Заболевание часто возникает в молодом и среднем возрасте (20 — 40 лет).

«Каждый день – лучший!» Три истории из жизни с рассеянным склерозом

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.