Вторник , 15 Октябрь 2019
Home / Общество / «Данные о переселении из астраханских «гнилушек» расходятся с реальностью»

«Данные о переселении из астраханских «гнилушек» расходятся с реальностью»





15 февраля в мире отмечают Международный день борьбы с детским раком. О передаче пациентов в возрасте от 18 лет до 21 года в ведение детских врачей, создании специального опросника для педиатров, который поможет выявлять онкологию на ранней стадии, и причинах роста заболеваемости корреспонденту «Известий» Валерии Нодельман рассказал главный детский онколог Минздрава РФ, заведующий отделением опухолей головы и шеи, заместитель директора по научной работе Российского онкологического научного центра имени Блохина, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Владимир Поляков. — Растет ли в последние годы количество случаев онкологических заболеваний у детей? — Ежегодно в стране заболевают 12–15 детей на каждые 100 тыс. В 2016 году онкология была впервые выявлена у 3217 детей. Это примерно такое же количество случаев, что и в предыдущие годы. Но если оценить ситуацию за больший период, например за последние 20 лет, то мы видим тенденцию к увеличению заболеваемости и у детей, и у взрослых. Рост составляет примерно 15–20%, и в России эти показатели не отличаются от общемировых. — Это как-то связано с появлением новых методов диагностики рака? — Да, несомненно. Раньше в распоряжении педиатров были только фонендоскоп и рентген. Сейчас все регионы обеспечены аппаратами УЗИ, КТ, МРТ. Развиваются такие методы, как ангиографическое исследование, позитронно-эмиссионная томография, радиоизотопная диагностика. Но пока такие аппараты не везде доступны. С введением новых форм диагностики стало проще выявлять онкологические заболевания. — Наблюдается ли истинный рост заболеваемости онкологией, не связанный с диагностикой? — К сожалению, такая тенденция тоже есть. Но если у взрослых имеется четкая взаимосвязь между состоянием здоровья и образом жизни (например, с питанием), то у детей мы с уверенностью можем говорить только о влиянии экологических факторов. Так, после чернобыльской катастрофы у нас омолодился рак щитовидной железы. Раньше он встречался в пубертатном периоде, а после аварии стал появляться у пациентов четырех-пятилетнего возраста, причем у мальчиков чаще и в более агрессивной форме, чем у девочек. Влияние ионизирующей радиации на щитовидную железу продолжалось в течение десяти лет, а потом пошло на спад. На детской заболеваемости онкологией также сказывается образ жизни родителей и генетические факторы. К счастью, таких болезней, которые передаются по наследству, всего два: ретинобластома (злокачественное заболевание сетчатки) и медуллярный рак щитовидной железы. — У детей встречаются те же виды онкологических заболеваний, что и у взрослых, или есть специфика? Есть ли какая-то специфика в лечении детских раков? — В детском возрасте больше распространена саркома (опухоль мезенхимальной ткани). Она чувствительна к химиотерапии, поэтому с появлением новых лекарственных препаратов выживаемость больных сразу подскочила процентов на 20–30. Результаты лечения детей от онкологических заболеваний в целом лучше, чем взрослых. Это связано не только со структурой заболевания, но и с протоколом. Он очень жесткий, потому что мы лечим не на год, а на всю жизнь. Если для взрослого год жизни — ценный подарок, то ребенка нужно вылечить раз и навсегда. — Но ведь и у молодых людей вся жизнь впереди. Можно ли к 18-летним пациентам применять те же критерии, что и к взрослым? — Мы подняли вопрос о передаче пациентов от 18 лет до 21 года в ведение детских врачей, как, например, сделано в Америке. Действительно, этой возрастной группе уделяется недостаточно внимания. Родители перестают водить совершеннолетних детей по поликлиникам. Им полагается самостоятельно обращаться во взрослые онкодиспансеры, но там другая интенсивность лечения. Молодые люди получаются брошенными. Правительству следует принять законодательный акт, который позволит детским врачам заниматься пациентами до 21 года. Мы выступили с этой инициативой, но процесс движется не так быстро, как хотелось бы. — Как меняется арсенал средств у врачей для лечения детской онкологии? — Сейчас развивается протонная терапия, которая может прицельно воздействовать на опухоль и меньше повреждать окружающие ее ткани. Это особенно важно для лечения детской онкологии, потому что позволяет сохранить качество жизни пациента на долгие годы. Появились новейшие методы лучевой терапии — кибернож и гамма-нож. В России уже есть такие аппараты, но их очень мало и пока они работают на коммерческой основе. Их преимущества в стереотаксическом облучении — с учетом физиологических движений (например, грудной клетки при дыхании). — Как обстоят дела с ранней диагностикой онкологии у детей? — К сожалению, не существует каких-то специфических ранних признаков развития злокачественного заболевания у ребенка. Как правило, оно маскируется под разные детские болезни: вирусные инфекции, отиты, гаймориты, поносы. Поздняя диагностика связана со слабой онкологической настороженностью специалистов, к которым попадают такие дети. Зачастую бывает, что родители первыми обнаруживают проблему. Например, мама купает младенца и нащупывает уплотнение в животе, которое оказывается опухолью почки. Или замечает необычное свечение зрачка — так называемый «кошачий глаз». А это ретинобластома. — Что нужно сделать для того, чтобы решить вопрос с ранней диагностикой онкологии у детей? — Сейчас мы совместно с директором департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Еленой Байбариной подготовили и утвердили опросник для педиатров, который поможет на поликлиническом приеме выявить у ребенка развитие онкологического заболевания. С помощью него врачи будут распознавать «маски» онкологических заболеваний, интересоваться генетикой семьи. Внедрение протокола опроса необходимо, ведь обычно педиатрам просто некогда поговорить с родителями, особенно в период эпидемий. Будем внедрять его через Министерство здравоохранения во всех педиатрических учреждениях страны. — Хватает ли специализированных клиник, чтобы качественно и своевременно лечить детей от онкологии? — Профильных лечебных учреждений не хватает. К нам едет вся Россия, но детский корпус на 250 коек строится у нас уже 25 лет. Всё не хватает денег. Чтобы закончить строительство, нужно 2 млрд 300 млн рублей. Перед Новым годом правительство распорядилось выделить эти средства, но они будут поступать частями, а нам нужно сразу хотя бы половину. Поэтому строительство завершится всё равно не ранее 2018 года. — Какие виды и стадии онкологии у детей всё еще лучше лечить за рубежом? — До недавнего времени у нас не было возможности делать тандемную (двойную) аллогенную трансплантацию костного мозга, но сейчас такие пересадки проводят в центре имени Раисы Горбачевой. Долго стоял вопрос о банке стволовых клеток, но теперь он функционирует. На проведение некоторых трансплантаций больные пока уезжают за границу, потому что у нас пока нет соответствующего закона. Протонная терапия больше развита в европейских странах. А в плане диагностики мы делаем всё то же, что Европа и Америка. — Какие события в детской онкологии стали ключевыми за последние два года? — На нас стали обращать внимание в правительстве, в результате чего сдвинулся с мертвой точки вопрос строительства детского корпуса. Мы провели обширный съезд детских онкологов — уже пятый по счету, юбилейный. Сделали кооперированный протокол исследований с региональными коллегами, что позволит им находиться почти на одной планке с федеральными центрами. Мы сделали сайт «Детская онкология РФ», с помощью которого будем развивать образовательные программы для детских онкологов и широко информировать всех специалистов. Широко практикуем новые методы лечения. Например, методика сохраняющего лечения глаза. Мы единственное учреждение на территории России и ближнего зарубежья, которое внедрило и использует эту методику. В детскую онкологию врачи идут неохотно, обычно по убеждению, и остаются навсегда. Наша работа тяжела и физически, и морально. Иногда лечишь ребенка полгода, достигаешь выдающегося результата, а через некоторое время рак может вернуться, дать метастазы, и всё начинается по новой. Но зато, когда дети выздоравливают, это большое счастье. Ради этого работаем. В Государственной Думе прошел круглый стол «Алкогольный вклад в смертность населения трудоспособного возраста и демографическую ситуацию в России». По последней статистике, 38 процентов всех смертей россиян в трудоспособном возрасте происходят из-за алкоголя. По словам экспертов, «алкогольный вклад» в сокращение жизни составляет 20 лет для мужчин и 17 — для женщин. В последние годы количество отравлений спиртным в России снижается, однако ситуация остается крайне сложной, передает телеканал «Россия 24». МОСКВА, 14 фев — РИА Новости. Рабочая группа, созданная в президентском Совете по правам человека (СПЧ), займётся созданием экспертного совета по правозащитному образованию и гражданскому просвещению, сейчас эта проблема в РФ стоит остро, у многих граждан очень смутные представления о ценности прав человека, заявил глава СПЧ Михаил Федотов. В понедельник состоялось заседание президиума СПЧ, в рамках которого правозащитники рассмотрели вопрос о формировании соответствующей временной рабочей группы. Председатель совета отметил, что такая рабочая группа была создана ещё пару лет назад, но, фактически, не работала. И сейчас в СПЧ пытаются «вдохнуть в неё новую жизнь», поскольку проблема правозащитного образования действительно стоит очень остро, подчеркнул он. «У нас, к сожалению, ни школьники, ни студенты не очень ясно себе отдают отчёт в том, что такое права человека, а в результате и в целом среди населения представления о ценности прав человека очень смутные. В результате граждане не умеют защищать свои права, используя те инструменты, которые предоставлены нашей конституцией и законами», — сказал Федотов РИА Новости по итогам заседания президиума. Именно поэтому вопросы образования в области прав человека, правозащитная компонента системы образования становятся очень важной темой, пояснил правозащитник. «Временная рабочая группа и будет заниматься созданием экспертного совета по правозащитному образованию и гражданскому просвещению. Пока о составе экспертного совета никто не говорил, первое заседание рабочей группы пройдёт в марте», — сообщил Федотов. Федеральный проект «Трезвая Россия» и экспертно-аналитический центр при Общественной палате РФ составили национальный рейтинг рождаемости. По итогам 2016 года лидерами стали Тыва, Чечня и Ингушетия, аутсайдерами — Ленинградская, Псковская и Магаданская области. Данные приведены на основании открытых источников и ведомственной статистики. Итоговый балл складывался из пяти критериев: рождаемость, прирост населения, число детей на одну женщину, количество искусственных прерываний беременности, уровень социального комфорта для рождаемости. Чем выше балл, тем благополучнее регион по обозначенным показателям. Результаты исследования В десятку лидеров согласно приведенным критериям вошли Тыва (41,95 балла), Чечня (41,88), Ингушетия (37,30), Дагестан (36,86), Ненецкий автономный округ (36,09), Алтай (36,08), Ямало-Ненецкий автономный округ (34,68), Тюменская область (33,91), Ханты-Мансийский автономный округ — Югра (33,88) и Бурятия (33,56). Среди регионов с самыми низкими демографическими показателями — Ленинградская (24,33), Псковская (25,45), Магаданская (25,79), Смоленская (26,42), Орловская (26,46), Брянская (26,63), Волгоградская (26,80) области, Мордовия (26,93), а также Тульская (27,26) и Тамбовская (27,31) области. Пять критериев отбора Руководитель экспертно-аналитического центра при Общественной палате Кирилл Акимов пояснил, что критерий «рождаемость» — базовый, он фиксирует число появившихся детей на 1000 человек в регионе. Самая высокая рождаемость зарегистрирована в Тыве, Чечне, на Алтае, в Ингушетии, Дагестане, НАО, Бурятии, Якутии, Тюменской области и Ханты-Мансийском автономном округе. Самые низкие показатели — в Тверской, Воронежской, Рязанской, Псковской, Пензенской, Смоленской, Тульской, Тамбовской областях, а также в Мордовии и Ленобласти. Второй критерий — «прирост населения» — показывает, насколько рождаемость за год превышает смертность. С января 2016 по январь 2017 года естественный прирост населения отмечался всего в 43 субъектах (51%) из 85. В десятке лидеров — Чечня, Ингушетия, Тыва, Дагестан, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, Якутия, Ненецкий автономный округ, Тюменская область и Алтай. В 42 субъектах (49%) зарегистрирована естественная убыль населения. Лидеры падения — Рязанская, Владимирская, Ленинградская, Орловская, Новгородская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская и Псковская области. Что касается третьего критерия — «число детей на одну женщину», его величина, объяснили авторы проекта, не зависит от возраста населения и характеризует средний уровень рождаемости в данный период в регионе. — Лишь в четырех регионах (5%) на одну женщину рождается трое детей, это Тыва, Чечня, Алтай и Ненецкий автономный округ. По двое детей рожают в 16 регионах (19%), и в 65 субъектах РФ (76%) — по одному, — отметил Кирилл Акимов. Для четвертого критерия — «искусственное прерывание беременности» — было исследовано количество абортов на 100 родов. Наименьшие значения зарегистрированы в Дагестане и Чечне (12 абортов на 100 родов), а также в Ингушетии (13 на 100). Больше всего абортов зафиксировано в Магадане (97 на 100), Еврейской автономной области (81 на 100) и Псковской области (74 на 100). Последний критерий — «уровень социального комфорта для рождаемости» — рассчитан исходя из нескольких факторов. Уровень алкогольных, наркотических и табачных угроз —минимальные значения у Ингушетии, максимальные — у Сахалинской области. Обеспеченность жильем: первое место у Санкт-Петербурга, последнее — у Чечни. Здоровый образ жизни: лидер — Белгородская область, на последнем месте — Ингушетия. Развитие детской инфраструктуры: здесь лучшие показатели — у Чукотского автономного округа, худшие — у Чечни. Самый высокий уровень жизни населения: на первом месте — Тюменская область, на последнем — Псковская. Уровень младенческой смертности минимален в Чувашии и максимален на Чукотке. По количеству браков и разводов первый — Севастополь, последняя — Ленобласть. Лидер по числу детей в семье — Ингушетия, аутсайдер — Санкт-Петербург. Комфортная среда для рождаемости Наиболее комфортная среда для рождения детей — в Белгородской области, Санкт-Петербурге и Тамбовской области. Самый низкий уровень соцкомфорта — в Москве, Иркутской области и Чечне, следует из рейтинга. — Характер влияния разных социальных факторов на протекающие демографические процессы в регионах неоднороден. Если в субъекте, например, заботятся о том, чтобы молодые и многодетные семьи получали собственное жилье, а также о здоровом образе жизни, то там создается комфортная социальная среда для прибавления семей и увеличения рождаемости, — пояснил член ОП и один из авторов рейтинга Султан Хамзаев. Он отмечает, что в регионах, где зарегистрированы повышенные уровни алкогольной и наркотической зависимостей или высокой младенческой смертности, напротив, формируются элементы дискомфортной социальной среды, которая деструктивно влияет не только на рождаемость в конкретном месте, но и ведет к убыли населения в стране. Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев полагает, что всю Россию нельзя оценивать по единым стандартам, а данный рейтинг никак не зависит от программ государственной поддержки семей и не характеризует работу губернаторов, местных и федеральных властей. По его словам, решение о рождении ребенка граждане принимают сами и это зависит от уровня их социальных стандартов. — Там, где рождаемость низкая, люди социально ответственные. На территориях, где только прошли военные действия, рождаемость неизбежно растет, когда возвращается стабильность и развитие. Взять, например, Чечню. И вообще традиции кавказских народов — лидеров рейтинга — отдельная история. Высокая рождаемость в Тыве не означает, что там высокий уровень жизни, — рассказал эксперт. — Мы живем в стране многонациональной, многоконфессиональной, с разными мировоззренческими подходами. То, что для одних является нормальным рожать, не сильно думая о будущем ребенка, о том, чтобы дать ему хорошее образование и поселить в отдельной комнате, неприемлемо для других, — пояснил политолог. ​​​​​​​ В Астраханской области программа переселения граждан из аварийного жилья идет низкими темпами. Вместе с тем на портале «Реформа ЖКХ», который заполняется региональными чиновниками, указано, что программа реализуется успешно. Несоответствие данных выявили активисты ОНФ, сообщили ИА REGNUM в пресс-службе регионального отделения фронта 14 февраля. «Показатель выполнения программы по Астраханской области на портале установлен на уровне 96,5%, а оценка рисков исполнения подпадает под критерий «Вне зоны риска», — уточнил член регионального штаба ОНФ в Астраханской области Александр Ломакин. Также по теме: Более 5 тыс. жителей Астраханской области продолжают жить в гнилушках Переселиться всех астраханцев из аварийного жилья должны до конца 2017 года При этом на портал «Реформа ЖКХ» некоторые муниципалитеты представили сведения о том, что программа уже исполнена. Причем на все 100%. Такая ситуация сложилась по муниципальному образованию Володарский район. Согласно представленным на сайте данным, уже переселены жители из 52 аварийных домов, также для переселенцев построены четыре новых дома, фактическая дата ввода в эксплуатацию которых 11 ноября 2015 года. Между тем, на деле все оказалось несколько иначе. Как выяснилось в ходе выездного мониторинга, в поселке Володарский из 29 аварийных домов, подлежащих расселению, не менее чем в 15 домах люди проживают до сих пор. Хотя по документам жильцы всех этих «гнилушек» уже заселены в четыре новых дома для переселенцев из аварийного жилья. «В действительности, заселены два новых дома по улице Светлая, а вот новые дома по улице Мичурина пустуют — там до сих пор ведутся работы по подключению газа», — сказал Ломакин, отметив, что, вероятнее всего, это проблема системная. Ранее по теме: Переселение астраханцев из аварийного фонда обойдется в 2,1 млрд рублей Добавим, что первоначальный вариант региональной программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда в 2013—2017 гг.» предполагал расселение более 164,6 тыс. квадратных метров. Однако в 2015 году правительством Астраханской области в программу были внесены изменения, сократившие область действия программы. Три года власти Астрахани не сносят аварийный дом Как сообщало ИА REGNUM, на сегодняшний день в Астраханской области в «гнилушках» продолжают жить 5 тыс. человек. Площадь аварийного фонда превышает 72 тыс. кв. метров. Предоставить всем переселенцам новые квартиры планируется до 2017 года. На эти цели необходимо свыше 2,1 млрд рублей. С 2008 года по 2015 годы в регионе новы квартиры получили 6 327 граждан, проживавших в аварийном жилье. В ноябре прошлого года Астраханская область направила заявку в Фонд содействия реформированию ЖКХ на сумму 275,18 млн рублей. Из них 164,17 млн рублей составляет экономия неизрасходованных средств корпорации при реализации предыдущих программ. Средства предполагается направить на переселение граждан из аварийного жилищного фонда (заключительного этапа 2016−2017 годов) на территории шести муниципальных образований.

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.