Воскресенье , 15 Сентябрь 2019

Вне берега

Пресса моментально окрестила будущую систему офшором. Но ученые относятся к использованию в данном случае этого термина с осторожностью. Почему — объясняет кандидат экономических наук, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента ДВФУ Максим Кривелевич.
Максим Евсеевич, можно ли сказать, что с идеей создания особой зоны на острове Русском округу «подвалила удача»?
<!—

—>
Максим Кривелевич:  Конечно, но давайте сначала определимся с терминами. Офшор (offshore — вне берега) — это территория с особыми условиями ведения бизнеса для иностранных компаний. То есть то, что планируется на Русском, не стоит так называть. Здесь будет скорее или налоговая гавань (tax haven), то есть зона с низкими налогами или офшорный финансовый центр (offshore financial centre) — точка притяжения крупных финансовых капиталов. Невозможно строить в одном месте и Сингапур, и Детройт, нужно все же выбрать один из сценариев.
О необходимости создания в ДФО регионального биржевого и финансового центра мы с коллегами говорим в статьях и докладах на конференциях уже почти 15 лет. Дело в том, что именно финансовые услуги могут стать экспортно-ориентированной отраслью — локомотивом развития Приморья. У стран АТР есть потребность в высокорисковых финансовых операциях, которые возможны в рамках российского биржевого законодательства, но запрещены на большинстве рынков региона. Раньше нас предпочитали не слышать, пытаясь насильно заставить край отказаться от сервисной модели экономики в пользу «промышленных» мега-проектов. Слава богу, что сейчас благодаря известным событиям появился шанс создать финансовый центр, пусть даже в усеченном виде.
Вы имеете в виду, что особая зона создается для поддержки компаний, попавших под санкции США?
Максим Кривелевич:  Обыватели на протяжении нескольких лет иронизировали по поводу введения санкций. Но сейчас иронии заметно поубавилось, потому что стало очевидным, что эти действия имеют привычку развиваться по экспоненте. Динамика санкций позволяет понять, что каждый следующий этап их введения будет вдвое серьезнее предыдущего. Экономист не может быть сторонником изоляции: чем шире наш доступ на рынки капитала, тем успешнее наша экономика. Я приветствую создание в свободном порту Владивосток офшорного финансового центра, но, если преференциальные условия будут действовать не для всех резидентов, а только для попавших под санкции США российских компаний, — тушите свет.
Почему?
Максим Кривелевич:  Если нет равенства всех перед законом, то нет и современной экономики. Степень демотивации бизнеса созданием дифференциальных условий для конкретных людей ведет к низкой законопослушности. Любой предприниматель, не попавший в «золотой список», будет стараться создать себе аналогичные конкурентные условия всеми методами, включая неуплату налогов и контрабанду.
Как особый правовой статус территории повлияет на работу местного бизнеса?
Максим Кривелевич:  Есть два сценария. Первый — государство создает полноценный финансовый центр и дерегулирует его. Прежде всего разрешает обращение облигаций без госрегистрации выпуска — это значит, что любой гражданин завтра может договориться с любым инвестором и завести его деньги в проект! В противном случае — стагнация как второй сценарий.
Финансовые услуги могут стать экспортно-ориентированной отраслью — локомотивом развития Приморья
Сегодня главная причина того, почему в регион не идут иностранные деньги, кроме китайских, — абсолютная несовместимость финансовых механизмов. То есть, если я от построенного в ДФО на иностранные деньги завода захочу вернуть инвестору часть прибыли, то просто не смогу этого сделать — банк не проведет операцию без встречного потока товаров. Сейчас завести-то зарубежные инвестиции на территорию России проблема, а вывести вообще нельзя.
То есть территория с особым налоговым режимом — еще один инструмент развития ДФО?
Максим Кривелевич:  Да, при нескольких условиях. Во-первых, повторю, необходима отмена государственной регистрации выпуска облигаций, во-вторых, нужно разрешить банкам при работе с резидентами СПВ не использовать механизмы валютного контроля.
<!—

—>
Кроме того, весь смысл офшорного финансового центра в дерегуляции, поэтому нужно взимать только налог от вывода средств, то есть от зарплат, процентов по займам, дивидендов. Далее. Для активизации проектов необходимо стимулировать рынок депозитарных расписок с тем, чтобы акции, размещенные на российской бирже, можно было продавать за рубежом и наоборот.
От первого лица
Юрий Трутнев, вице-премьер — полпред президента РФ в ДФО:
— В целом ряде стран мира, которые себя считают развитыми, есть офшорные территории, а у нас нет. Это обидно и неправильно, поэтому нам не только для компаний, которые столкнулись с санкциями, но и для всех российских предприятий можно и нужно создавать офшорную территорию.

Советуем посмотреть

Против экс-главы банка «Югра» возбуждено новое уголовное дело

Басманный районный суд Москвы продлил до 17 декабря срок домашнего ареста экс-главе банка «Югра» Алексею …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.