Пятница , 23 Август 2019
Home / Экономика и финансы / Подались в эмитенты

Подались в эмитенты

По мнению некоторых аналитиков, банковская система не всегда выполняет свою миссию — кредитовать реальный сектор экономики. Многим банкам проще размещать деньги на открытом рынке, заниматься валютными спекуляциями, давать межбанковские кредиты. Их логика понятна: они не хотят кредитовать бизнес, в котором всегда существует предпринимательский риск. Поэтому предприниматели ищут новые пути финансирования, и заимствования на открытом рынке — альтернатива банковскому кредиту. Тенденцией последнего года стало появление на бирже малых и средних предприятий, занимающих небольшие суммы. В перспективе такая практика, скорее всего, расширится, рассказал в интервью «РГ» член экспертного совета по развитию финансового рынка Уральского региона Максим Костылев.
Процесс замещения банковских кредитов облигационными займами Банк России называет «бондизацией». Насколько активно она идет в УрФО?
<!—

—>
Максим Костылев: Динамику показывает соотношение банковских кредитов к объему выпуска облигаций в общем портфеле заимствований предприятий. В 2010 году на облигации приходился примерно 31 процент корпоративного долга. В 2018 году их доля увеличилась до 39 процентов, рост очевидный — практически по проценту в год. Предприятия все чаще рассматривают возможность занять деньги на открытом рынке. Например, в 2015 году размещались семь выпусков ценных бумаг четырех эмитентов из УрФО — это крупные компании, работающие в областях энергетики, приборостроения и финансов. Затем начали появляться более мелкие предприятия из сфер строительства, производства стройматериалов и химической продукции. За несколько месяцев этого года состоялось семь выпусков шести эмитентов. Это, например, компании «УАХМ-Финанс», «Флай Плэнинг» и Челябинский завод профилированного настила. Еще два предприятия готовятся к первому выпуску облигаций.
Почему они не идут за деньгами в банк?
Максим Костылев: У облигационных займов есть несколько особенностей. Например, ни один банк не выдаст большой кредит бизнесу без обеспечения, а биржевые облигации могут быть беззалоговыми. Когда компания берет кредит в банке, тот по умолчанию находится в более сильной позиции: договор может предусматривать право банка в одностороннем порядке менять условия финансирования. Договориться о рефинансировании долга тоже непросто. При выпуске облигаций нет зависимости от одного кредитора, в их роли выступает широкий круг инвесторов, причем не только профессиональных (управляющие компании, банки, фонды, которые целенаправленно ищут инструменты на рынке, чтобы включить в свой портфель), но и частных. Инвесторы не обязательно должны быть сосредоточены в одном регионе, ведь бумаги могут заинтересовать не только российских,но и иностранных покупателей.
Какая от этого выгода для эмитента: деньги пахнут одинаково — что у профессионального инвестора, что у частного?
<!—

—>
Максим Костылев: Не всегда. Когда размещается большой облигационный выпуск, то существует зависимость: чем больше профессиональных инвесторов интересуется вашим предприятием и займом, тем на более низкую ставку вы можете рассчитывать в дальнейшем. Таким образом создается история предприятия на открытом рынке. Это еще одно отличие от банковского кредита: его условия — большая коммерческая тайна. Но на публичном рынке пишется открытая история: вот компания выпустила первый облигационный заем, успешно рассчиталась, выпустила следующий… и так далее, а на третий или четвертый раз инвесторы, особенно профессиональные, которые следят за такими размещениями и инструментами, видят, что это добросовестный плательщик по своему долгу, и будут готовы дать большую сумму под низкую ставку. В итоге предприятия, имеющие давнюю историю, занимают на открытом рынке по ставке рефинансирования, а то и ниже. Разница с новичками может быть вдвое. Ну и в дальнейшем для известной на рынке компании открываются перспективы публичного размещения акционерного капитала, когда инвесторы покупают не только облигации, но и акции. То есть речь идет уже об IPO.
А без выпуска облигаций на IPO, получается, не выйти?
Максим Костылев: Необязательно. Просто IPO неизвестной компании провести в принципе невозможно: никто не купит ваш бизнес. Но эти понятия надо разделять. Привлечение средств в капитал предприятия через выпуск акций — IPO — одно дело: это может быть многократное увеличение бизнеса с целью расширения и акционирования. Другое дело выпуск облигаций — заем денег на определенный срок под какой-то конкретный проект. Остается только реализовать его, получить прибыль и рассчитаться с долгами по выпуску.
Легко сказать. А если не вышло? Тем более если речь о проектах малого и среднего бизнеса — по определению настолько рискованных, что даже банки их кредитовать не хотят.
Максим Костылев: Бывают такие истории, когда компании не могут рассчитаться, это называется дефолтом по выпуску облигаций. В такой ситуации существенную роль может сыграть представитель владельцев облигаций — специальная сторонняя организация, выступающая от имени всех владельцев облигаций в отношениях с эмитентом, иными лицами и органами власти с целью защиты их прав. Она участвует в процедуре реорганизации долга, если такая возможность есть, либо осуществляет внесудебные и процессуальные действия в интересах инвесторов в случаях полного дефолта.
Чем больше профессиональных инвесторов интересуется вашим предприятием и займом, тем на более низкую ставку вы можете рассчитывать в дальнейшем
А существует ли риск, что выпущенные предприятием облигации вообще никого не заинтересуют на рынке?
Максим Костылев: Существует. Но обычно, чтобы облигации все-таки купили, проводится большая подготовительная работа с потенциальными инвесторами, презентации компании, road show, необходимое для первых выпусков. Заключаются предварительные договоренности с якорными инвесторами, они у пилотных выпусков обязательно должны быть, потому что облигации неизвестной компании на открытом рынке никого не заинтересуют.
Разве что под очень хорошую ставку?
Максим Костылев: Нет. Так вы получите только деньги спекулянтов, тех, кто готов рискнуть. Но это будут очень незначительные суммы. Проще признать такой выпуск несостоявшимся или вообще с облигациями не связываться, ведь эмиссия требует определенных затрат.
Каким характеристикам обычно должна соответствовать компания, чтобы «дозреть» до выпуска своих первых облигаций?
Максим Костылев: Строгих ограничений нет. Впрочем, в 2017 году на Московской бирже был создан так называемый «Сектор Роста» — биржевой сегмент для содействия в привлечении инвестиций компаниями малого и среднего бизнеса. Рассчитан он на предприятия с объемом выручки до 10 миллиардов рублей, работающие более года. Они могут претендовать на размещение своих облигаций на бирже, причем вправе привлекать небольшие суммы, хоть 100 миллионов рублей, никто им не запретит. Но надо понимать, что расходы на выпуск ценных бумаг в этом случае составят почти целый процент от суммы займа. Комфортный объем размещения для компаний малой и средней капитализации все же составляет от 200 миллионов рублей. Кстати, в этом году был прецедент: небольшая компания сферы грузоперевозок из Санкт-Петербурга «ГрузовичкоФ-Центр» разместила на открытом рынке облигационный заем на 50 миллионов рублей. Бизнес согласен понести такие расходы, чтобы с чего-то начать, это — часть инвестиционной стратегии развития.
В последние годы государство поддерживает развитие инструментов финансового рынка. Например, введены индивидуальные инвестиционные счета для стимулирования частных инвесторов. А в «бондизации» оно заинтересовано?
<!—

—>
Максим Костылев: Да, в целом законодательство разворачивается в эту сторону, упрощается процедура регистрации ценных бумаг. До недавнего времени рынок облигаций был невостребованным в связи с высокой регуляторной нагрузкой, например, ранее облигации регистрировались только при наличии проспекта эмиссии и только в федеральной службе по финансовым рынкам. Сейчас такое право, кроме ЦБ, есть и у биржи. В ряде случаев и при определенных условиях, появилась возможность размещения облигаций без проспекта эмиссии, достаточно подготовить инвестиционный меморандум.
Предприятиям малого и среднего бизнеса готов оказывать поддержку и ряд государственных институтов, например, Корпорация МСП дает поручительства до 50 процентов от объема облигационного выпуска в «Секторе Роста». Она также может выступить якорным инвестором при первичном размещении выпуска облигаций. Фонд развития промышленности оказывает поддержку в виде субсидирования процентной ставки по купонам. Российский фонд прямых инвестиций может также быть якорным инвестором и выкупать часть облигаций. В биржевом «Секторе РИИ» (рынок инноваций и инвестиций), созданном для высокотехнологичных компаний, возможно субсидирование расходов Фондом содействия развития малых форм предприятий. Он выделяет гранты до 10 миллионов рублей и покрывает до 50 процентов расходов, связанных с выпуском облигаций. Кроме того, введена нулевая ставка налога на прибыль и НДФЛ по доходу от реализации ценных бумаг — акций, облигаций и паев, которые торгуются в этом секторе, если инвестор продержал их более года.
Почему, на ваш взгляд, развернулся тренд?
Максим Костылев: Снижение ставок по банковским депозитам подтолкнуло частного инвестора на рынок ценных бумаг, значит, ему надо предложить разнообразие инструментов. Поэтому важно, чтобы на рынке появились новые заемщики, а там уже инвестор пусть оценивает риски и возможности покупки тех или иных инструментов. Фактически государство сейчас стимулирует и тех, и других участников рынка.

Советуем посмотреть

У жителя Подмосковья за неоплату услуг ЖКХ отобрали машину

В подмосковном Королеве автомобиль злостного неплательщика за жилищно-коммунальные услуги был изъят для погашения долга. Об …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.