Понедельник , 18 Февраль 2019
Home / Экономика и финансы / Договор на авось

Договор на авось

На уровне подсознания
Согласно мониторингу Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС, данные которого на прошедшем в Ярославле семинаре для журналистов из регионов ЦФО привела профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич, в целом по РФ объемы крупных потребительских кредитов наличными (больше ста тысяч рублей и сроком более двух лет) в третьем квартале 2018 года выросли на 60 процентов. То есть в это время было выдано 3,2 миллиона кредитов на 1,1 триллиона рублей против 2,2 миллиона на 683,9 миллиарда рублей годом раньше.
— У людей нет денег, и они пошли за кредитами, — поясняет известный специалист в области социально-экономического развития регионов. — Сначала медленно, робко, потому что после кризиса страшновато, а потом положились на великий русский авось да небось. Была не была, деньги дают — надо брать, потом разберемся, как будем отдавать. Это плохая история, потому что люди действуют неадекватно, нерационально.
<!—

—>
По мнению эксперта, «процесс пошел обвалом» еще и потому, что у банков сейчас нет возможности много зарабатывать на кредитовании реального сектора экономики, и они наращивают объемы кредитования населения: «Заработать-то хочется!»
При этом специалисты по защите прав потребителей отмечают, что немалая часть кредитов оформляется, что называется, на уровне подсознания, потому что эту услугу предлагают, точнее — навязывают, сегодня не только в банках и торговых центрах, но и в фитнес-клубах, туристических компаниях, медицинских центрах.
— Один раз я пошла в такой медцентр, откуда звонили и присылали СМС. Мне интересно было посмотреть на ситуацию изнутри — я же защищаю потребителя, — рассказывает член правления Международной конфедерации обществ потребителей Диана Сорк. — Встретившая меня девушка сразу спросила, взяла ли я паспорт. А потом стали раскручивать: меня начали убеждать, что если я не воспользуюсь услугами центра, то завтра все — на кладбище. Объявили, что комплекс процедур для моего спасения стоит 250 тысяч рублей, но, поскольку я попала в группу риска и живу на территории региона, где есть программа поддержки, мне все это обойдется в 120 тысяч. Соглашаюсь на условия, и выясняется, что в медцентре сидят представители трех финансовых организаций и оформляют все это как кредит. Мне были предложены два кредита: 88 тысяч рублей на некие косметические процедуры и 44 тысячи на посещение диетолога. Понятно, что я развернулась и ушла.
<!—

—>
Но дело в том, объясняет Диана Сорк, что многим людям, особенно немолодым, в такой ситуации бывает очень трудно сказать «нет».
— К ним хорошо отнеслись, предложили чай-кофе, потратили на них много времени, а они вдруг встанут и уйдут? И они подписывают. А на следующий день человек приходит и рассказывает, что не понимает, каким образом за 60 тысяч рублей купил одеяло. И главное — зачем. И что теперь делать? Только одно: тут же расторгать договор на оказание услуг с оплатой дней пользования кредитом,  — резюмирует эксперт.
Думали — рассрочка…
По словам ведущего специалиста-эксперта отдела защиты прав потребителей управления Роспотребнадзора по Ярославской области Олеси Лейбинской, в управление ежегодно поступает множество жалоб на организации, оказывающие финансовые услуги. И хотя с 2015 года число обращений постоянно снижается, ситуацию на рынке таких услуг благополучной назвать сложно. Например, в 2018 году в ярославский Роспотребнадзор обратились 139 человек.
Претензии у людей были разные, но основных оказалось несколько. Так, клиенты банков часто жалуются на то, что финансовые организации не предоставляют исчерпывающие сведения о кредите. В частности, не информируют о полной сумме выплаты и графике ее погашения, из-за чего люди подписывают бумаги, по сути, пребывая в состоянии заблуждения. Кроме того, банковские сотрудники при заключении кредитного договора часто навязывают дополнительные услуги, прежде всего — связанные со страхованием.
За три квартала 2018 года задолженность россиян по кредитам достигла 34,3 процента от их доходов
Довольно частая уловка — подмена кредитных договоров договорами на использование кредитных карт с платой за их обслуживание и остальными допуслугами. Распространенная практика и включение в договоры о предоставлении кредита условий, ограничивающих право потребителя на обращение в суд. То есть вместо положенных по закону вариантов (по месту жительства или по месту нахождения организации, ее филиала или представительства) в договоре прописывают, что обращаться в суд можно только по месту регистрации головного офиса. А поскольку таковые обычно находятся в Москве, добиться справедливости для жителей других регионов часто становится невозможно.
Вот только все эти нюансы всплывают обычно позже — когда кредит уже иногда потрачен. Хотя, обладай человек минимальными финансовыми и юридическими знаниями, всего этого можно было бы избежать еще на этапе подготовки документов.
— К сожалению, нередко потребитель не знает абсолютно ничего о том, какой договор заключает, зачем заключает и какие могут быть у этого последствия, — говорит Олеся Лейбинская. — Кроме того, как ни странно, потребители часто абсолютно не заинтересованы в ознакомлении с условиями кредитного договора, а о том, что его заключили, они узнают, когда приходят к нам. Люди приносят документы, я их смотрю и объясняю, что у них на руках кредитный договор. А потребители думали, что это беспроцентная рассрочка…
Страховка — не всегда плохо
Было бы странно, если бы доверчивостью и плохой финансовой подкованностью значительной части населения не пользовались кредиторы. Например, договоры личного страхования, по словам представителя Роспотребнадзора, при заключении кредитного договора сейчас пытаются оформлять абсолютно все кредитные организации, действующие на территории региона. То есть страховая премия включается в сумму кредита, на нее начисляются проценты, и получается, что потребитель сам оплачивает риски банка. При этом мало кто знает, что в течение двух недель после подписания договора страхования (это так называемый «период охлаждения») можно со спокойной душой прийти и безо всяких последствий его расторгнуть.
Вот только не все представители организаций по защите прав потребителей советуют это делать. Точнее, не всегда.
<!—

—>
— В декабре ко мне обратилась женщина: муж упал, разбил голову, лежит в коме. А у них кредитный договор на 15 миллионов. Когда осенью у пары начались проблемы, они не заплатили взнос по страховому договору. В итоге муж умер, и женщина осталась с 15-миллионным долгом без возможности воспользоваться страховкой, — привела пример Диана Сорк. — Это очень большая проблема — восприятие страховки как чего-то навязанного. Между тем это самостоятельный договор. Да, всегда нужно просчитывать, стоит его включать в тело кредита или нет. Возможно, дешевле оформить кредитный договор без страховки, а потом застраховать кредит где-нибудь отдельно. Но надо понимать, что договор страхования — это не всегда плохо.
Особенно если учесть, что, по данным ИНСАП РАНХиГС, за три квартала 2018 года задолженность россиян по кредитам достигла 34,3 процента от их доходов. То есть каждый третий рубль взят в кредит. И хотя просроченная задолженность из-за большого объема «свежих» займов относительно невелика (в среднем 5,7 процента по стране), совершенно очевидно, что она будет расти. А за ней — и число банкротств.
По данным исследования Объединенного кредитного бюро и проекта «Федресурс», в прошлом году должники стали в полтора раза чаще пользоваться процедурой банкротства, а число граждан и ИП, в отношении которых начата процедура банкротства в 2018 году, выросло на 47 процентов. Так, на 21 января нынешнего года доля потенциальных банкротов среди заемщиков Рязанской области составляла 1,4 процента, Владимирской, Ярославской и Ивановской — 1,3, Тульской — 1,2, Смоленской — 1,1, Белгородской — один и меньше всего в Костромской области — 0,9 процента.
Со слов Дианы Сорк, сейчас рассматривается вопрос о введении упрощенной процедуры банкротства, чтобы ею могли воспользоваться люди, которые берут взаймы до зарплаты. Сейчас человеку с долгом 70-100 тысяч банкротиться экономически невыгодно, поскольку сама процедура обходится дороже, чем кредит.
Компетентно
Наталья Зубаревич, профессор кафедры экономической и социальной географии России геофака МГУ:
— Ипотека остается самым спокойным сегментом кредитования, поскольку люди в этом случае обычно ответственно принимают решения и хорошо знают, какие будут последствия, если кредит не выплачивать. А вот микрокредитование… Это Бальзак, Франция девятнадцатого века, ростовщичество в чистом виде. Но говорить, что такой формы быть не должно, неправильно, потому что есть масса людей, которым элементарно не хватает денег до зарплаты. Но именно у них с финансовым поведением, как правило, не просто никак — у них с ним отрицательно. Поэтому этот сегмент, конечно, надо было ограничивать. И ЦБ в 2018 году наконец ограничил микрокредитным организациям потолок ставок и «порубил» полулегальные структуры.

Советуем посмотреть

Каким будет рубль в преддверии 8 марта

— Главными и неоспоримыми драйверами инвестиционных настроений начала следующей недели будут два основных события. Первое. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *