Пятница , 19 Октябрь 2018
Home / Спорт / «Я чуть не умер на глазах у Сталлоне». История боксёра Винни Паза

«Я чуть не умер на глазах у Сталлоне». История боксёра Винни Паза

Пазиенца был одним из самых зрелищных боксёров своего времени

  В кинопрокате выходит художественный фильм «Пазманский Дьявол», рассказывающий о необычной истории боксёра Винни Пазиенцы, который был одним из самых зрелищных боксёров своего времени. На его выступления ходили толпы зрителей, и телевизионные каналы с удовольствием транслировали его поединки. Пазиенца был бойцом с дикой, необузданной энергией. Если ему хорошенько доставалось, он не сникал и не начинал действовать более осторожно, а, наоборот, буквально «слетал с катушек» и стремился во что бы то ни стало взять реванш. Некоторые его называли позёром в ринге, но Винни был безбашенным и взрывным, как динамит. Наверняка причиной этого была горячая южная кровь его итальянских предков.

  Пазиенца являлся уникальным чемпионом, ведь мало кому в истории бокса удавалось стать сначала чемпионом мира в лёгком весе, а затем, совершив своеобразный прыжок через несколько дивизионов, повторить это достижение в категории первого среднего веса, то есть на 19 фунтов выше. Пазиенца сделал это, а затем выступал и в ещё более тяжёлых весах, неоднократно оспаривая звание чемпиона мира. Во многом он повторил путь легенды мирового бокса, великого панамца Роберто Дюрана, с которым, кстати, Винни довелось дважды схлестнуться непосредственно в ринге. Но самым впечатляющим достижением в карьере и в жизни Пазиенцы было его возвращение в бокс после перелома шеи, который он получил в страшной автомобильной аварии.


  Самым впечатляющим достижением в карьере и в жизни Пазиенцы было его возвращение в бокс после перелома шеи, который он получил в страшной автомобильной аварии.


  Сегодня мы расскажем вам уникальную историю бойца, который сумел найти в себе силы в буквальном смысле повернуть время вспять для того, чтобы вернуться в спорт, доказав, что невозможное возможно. Дважды Пазиенца стоял на пороге смерти, но всякий раз возвращался на ринг. Он прошёл через ад и вернулся.

— Я с детства был фанатом Мохаммеда Али и всегда восхищался, как этот парень делает такие вещи. Я пытался сделать свою жизнь зеркальным отражением Мохаммеда Али. Он был необузданным парнем, идущим своей дорогой, и я старался что-то взять у него. Поэтому когда я дрался, пробовал делать вещи, которые делал он. Мне это очень нравилось.

  Винченцо Эдвард Пазиенца родился 16 декабря 1962 года в небольшом городке Крэнстон штата Род-Айленд в итальянской семье. Его отца звали Анджело, а мать – Луизой. Отец владел парикмахерской, размещавшейся на первом этаже дома, где жила вся семья Пазиенца. У итальянцев семейные ценности всегда возводились до уровня культа. Так было и в семье Винни. Отпрыски очень любили родителей, а те души не чаяли в своих детях. И когда паренёк, однажды посмотрев фильм «Рокки» с Сильвестром Сталлоне в главной роли, принял твёрдое решение стать боксёром, Анджело Пазиенца на все 100 % поддержал желание сына.


Винни (Паз) Пазиенца (50–10–0, 30 КО)

Родился 16 декабря 1962 года.

Достижения: чемпион IBF в лёгком весе (1987-1988), чемпион WBA в первом среднем весе (1991-1992). Статистика мировых чемпионских боёв: 2-6-0, 1 КО.


  Район, в котором жили Пазиенца, нельзя было назвать благополучным и богатым. Поэтому ещё до решения заняться боксом энергичный и вспыльчивый Винни успел себя зарекомендовать среди сверстников уличным драчуном. Имея хорошие природные данные и неуёмное желание достичь высот, Пазиенца довольно быстро стал неплохим боксёром-любителем.

  Со временем Винни стали привлекать к выступлениям на международных соревнованиях, и он даже вошёл в состав олимпийской сборной США, которая готовилась к домашним Играм 1984 года в Лос-Анджелесе. Но опекавший его к тому времени клан Дув во главе со знаменитым тренером, менеджером и промоутером Лу Дувой уговорил Винни перейти в профессионалы, не дожидаясь Олимпийских игр. За время аматорской карьеры в послужном списке Пазиенцы было около сотни побед и всего 12 поражений. 26 мая 1983 года началась длинная, 21-летняя профи-карьера Винни Пазиенцы. На зрелищного проспекта очень быстро обратили внимание как публика, так и взыскательные специалисты.

  В ринге Винни буквально выплёскивал свой бурный темперамент, действуя на высочайших скоростях и очень непредсказуемо для соперников. На пути к первому мировому титулу Пазиенца просто разносил в пух и прах своих оппонентов. Проиграл он лишь однажды, да и то по причине снятия с боя из-за серьёзного рассечения. И вот 7 июня 1987 года, имея за плечами уже 23 профи-поединка, Винни вышел на арену Civic Center в городе Провиденс – столице его родного штата Род-Айленд (кстати, являющегося самым маленьким по площади штатом США).

  Его соперником был действующий чемпион мира в лёгком весе по версии IBF Грег Хоуген. Чемпион был столь же талантливым боксёром, сколь и красноречивым спикером. Многих из своих противников до боя он награждал яркими уничижительными эпитетами. Не избежал этой участи и Винни. Хоуген сказал, что лицо Пазиенцы напоминает пиццу и вызывает у него отвращение. Несмотря на подобные заявления, противники выдали просто прекрасный бой. В начальных раундах лучше выглядел блестяще передвигающийся на ногах контрпанчер Хоуген. Но стоило Пазиенце пропустить несколько болезненных атак, как он буквально озверел, взвинтив темп до предела. Винни выбросил на ринге всю свою необузданная ярость, взрываясь многоударными реактивными сериями. Но и чемпион держался достойно, отвечая не менее молниеносными контрвыпадами.

  Всё же в концовке Пазиенца был более инициативен. Если учитывать только храбрость, отвагу и самоотдачу, продемонстрированную обоими соперниками, то можно было смело давать ничью. Но точнее и результативнее всё же был Пазиенца, да и на домашней для него арене судьи были настроены чуть благосклоннее к нему. Поэтому по результатам 15 раундов динамичного напряжённого боя они единодушно, с одинаковым счётом – 144-141 – отдали победу претенденту.

  С тех пор Винни стал любимцем всего Род-Айленда. Через восемь месяцев состоялся матч-реванш, уже в Атлантик-Сити в штате Нью-Джерси. И опять поединок вышел на загляденье. Но задетое честолюбие экс-чемпиона было настолько велико, что он подготовился и настроился на рематч так, что слегка расслабившийся Пазиенца не смог противостоять Хоугену на равных. В третьем раунде у Винни был сломан нос, а под конец боя он дрался уже с повреждениями вокруг обоих глаз, а из носа сочилась кровь. В итоге на этот раз заслуженная победа была единогласно отдана Хоугену – 147-138, 145-140 и 147-138. Конец же этого великолепного противостояния двух мастеров был положен через два с половиной года, когда уже в рамках полусреднего веса в нетитульном 10-раундовом бою единогласную победу одержал Пазиенца – 96-94, 97-93 и 98-92.

  Неистовство, одержимость и самозабвение, с которыми дрался Винни, просто поражали. Но он был таким и на тренировках. «Винни обучается и дерётся, подобно зверю, – как-то сказал его менеджер Билл Кэйтон. – И он уповает больше на природные резвость и энергию, чем на отточенные навыки. Он удивительный боксёр». Прозвище Пазманский Дьявол Винни получил за агрессию, а также за стиль жизни сорвиголовы. Сам Пазиенца не раз признавался, что он получает ни с чем не сравнимые острые ощущения от опасности. Ему всегда нравился риск, ведь каждый противник выходил в ринг с целью нанести ему увечья. И это только раззадоривало Винни, добавляло адреналина. «Когда я вхожу в ринг, отказываюсь чувствовать боль», – говорил Пазиенца.

  После потери чемпионского титула в лёгкой весовой категории Винни решает перебраться в первый полусредний вес. В ноябре 1988-го он встретился с Роджером Мэйвезером в бою за звание чемпиона мира WBC. Пазиенца вчистую по очкам проиграл этот бой. Но, кроме этого, он ещё и едва не умер после поединка от сильнейшего обезвоживания. Причиной этого стало то, что эксцентричный Винни решил готовиться к бою нетрадиционными методами – под руководством и по системе одного азиатского специалиста восточных единоборств. В 1990 году череда титульных неудач Пазиенцы продолжилась: он уступил по очкам пуэрториканцу Эктору Камачо за пояс WBO и ввиду дисквалификации — соотечественнику Лорето Гарзе за пояс WBA.

  Но разочарование от проигрышей не могло сломить волю и настойчивость такого бойца, как Винни Пазиенца. Он принимает решение перебраться ещё выше – в первый средний вес. И в октябре 1991-го ему покоряется чемпионская вершина. Остановив за минуту до окончания боя дотоле небитого чернокожего уроженца Гваделупы Гилберта Деле, Винни завоёвывает звание чемпиона мира по версии WBA во втором для себя весе. В том бою Пазиенца показал свои лучшие качества. Зрители увидели скоростного, энергичного, напористого, но в то же время и грамотного бойца во всей красе. Как вспоминает сам Винни, он начал этот бой как боксёр, а закончил как панчер. И вообще, именно схватку с Деле Пазиенца считает своим лучшим боем в карьере. После этого журнал The Ring удостоил Винни звания «Лучшее возвращение 1991 года». Но, как оказалось позднее, главное возвращение в жизни и в карьере Пазиенце ещё предстояло пережить.

  Казалось, теперь перед поймавшим второе дыхание итало-американцем открываются отличные перспективы. Но через месяц произошла трагедия. Будучи пассажиром автомобиля, которым управлял его друг, Винни попал в жуткую аварию. Машину понесло на влажном шоссе. Это произошло поблизости от его родного Кранстона. Пазиенца чудом остался жив, но у него была травмирована шея – два позвонка были сломаны, а ещё два смещены. Поначалу правая стороны тела Винни была парализована. Врачи говорили, что про бокс ему стоит забыть навсегда. Они не были уверены, сможет ли Пазиенца вообще ходить. Ему грозила хирургическая операция, после которой он не смог бы уже полноценно передвигаться.

  Винни уговаривал врачей не прибегать к оперативному вмешательству. Когда ему стало немного лучше, он, с громоздкой скобой на голове, втайне от родных и врачей, начал посещать тренажёрный зал. Многие часы таскания тяжестей постепенно начали давать положительный результат. Лечащий врач недоумевал, почему это пациент на каждое посещение является со сдвинутыми и расшатанными скобами. Но с каждым новым визитом доктор отмечал улучшение состояния больного.

  Спустя годы Винни со смехом вспоминал, как он украдкой пробирался из дома с другом, чтобы попасть в тренажёрный зал. Он говорит, что с этими развесистыми скобами он был похож на марсианина. Другие тренирующиеся в зале таращили глаза, наблюдая за его тренировками. На протяжении пяти недель продолжались эти занятия, после чего врачи констатировали ненужность ношения надоевших скоб. В целом реабилитационный период после аварии продолжался три месяца. А спустя ещё некоторое время Винни опять надел боксёрские перчатки. Спустя год он вернулся на ринг, вчистую одолев в 10-раундовом бою будущего чемпиона мира доминиканца Луиса Сантану.

  После этого до 1995 года Пазиенца провёл впечатляющую беспроигрышную серию, победив среди прочих старого Роберто Дюрана дважды, Ллойда Хонейгана, Робби Симмса и Дэна Шерри. Были завоёваны и два чемпионских титула, но по второстепенным версиям IBO и IBC. Эти победы дали возможность Винни выйти на бой против самого Роя Джонса-младшего. Состоявшийся в июне 1995 года поединок проходил в рамках суперсреднего веса, а на кону стоял мировой пояс IBF. Конечно, Пазиенце было чрезвычайно сложно противостоять находившемуся в лучших кондициях гениальному боксёру. Задействовав всю свою природную ловкость, резкость и изворотливость, до поры до времени Винни всё же не позволял Джонсу как следует приложиться по себе. Но эта охота продолжалась только до шестого раунда. Рой сумел-таки достать Пазиенцу, а дальнейшее уже было делом техники.

  После досрочного поражения Винни взял более чем годичную паузу. В августе 1996-го Пазиенца встретился с перспективным и на то время не знавшим поражений проспектом Даной Розенблаттом. Проигрывая до этого по очкам, в четвёртом раунде Винни сначала послал противника в нокдаун, а потом начал добивать у канатов. Во время остановки боя опять проявился его экспрессивный характер. Войдя в кураж и не желая останавливаться, Пазиенца дважды огрел вклинившегося между боксёрами рефери, после чего тот упал. Сцена точь-в-точь походила на окончание боя Майка Тайсона против Лу Саварезе. В послематчевом интервью Винни прокомментировал этот инцидент просто: мол, рефери Тони Орландо мой друг, поэтому, уверен, он на меня не обиделся. Кроме яркой победы по итогам боя, Пазиенца получил в награду чемпионский пояс ещё одной малозначительной версии – WBU.

  В следующем поединке в Англии Винни сошёлся с известным топ-контендером того времени Эролом Грэхемом. Пазиенца проиграл по очкам, но до сих пор считает, что его тогда засудили. Затем в карьере Винни пошла ещё одна череда побед. Но в ноябре 1999-го он уступил разделённым решением судей в реванше с Розенблаттом, после чего опять более чем на год покинул ринг. На завершающем этапе выступлений Винни Паз (к тому времени он уже официально сократил свою фамилию) получил ещё один мировой тайтл-шот. Но в марте 2002 года в бою за звание чемпиона мира WBC в суперсреднем весе уступил по очкам канадцу Эрику Лукасу.

  После этой неудачи перерыв был уже двухгодичным. Вернулся Винни только ради того, чтобы одержать свою юбилейную, 50-ю, победу на профессиональном ринге. И ему это удалось сделать 27 марта 2004 года, когда он единогласным решением судей одолел соотечественника Токера Падвилла. В итоге Пазиенца завершил выступления на ринге только с «круглыми» показателями: 50 побед, 30 из которых нокаутами, и 10 поражений в 60 проведённых боях.

  Послебоксёрскую жизнь Винни Паза нельзя назвать успешной. Его буйный и своевольный характер начал выплёскиваться уже не на ринге, а в быту. У него были серьёзные проблемы с алкоголем, вождение автомобиля в нетрезвом состоянии множество раз заканчивалось для него арестом. Он имел привычку поколачивать свою жену – бывшую балерину и модель журнала «Пентхауз». Имел немалое количество романов со стриптизёршами, актрисами и фотомоделями мужских журналов, которые тоже иногда сопровождались домашним насилием. Также Винни накопил большие долги в казино Лас-Вегаса и в штате Коннектикут. Неудачно играл на фондовой бирже и вкладывал деньги в сомнительные коммерческие проекты. И в конце концов он был признан банкротом.

  Но в то же время Винни Пазиенца до сих пор остаётся весьма популярной личностью. И во время боксёрской карьеры, и после её завершения, благодаря своей харизматичности, он много раз появлялся на обложках журналов, причём как боксёрских, так и глянцевых, не имеющих никакого отношения к миру бокса. Периодически его приглашают для участия в различных телепередачах и ток-шоу. Также он принимал участие в качестве рефери в широко известных постановочных соревнованиях по реслингу, пробовал себя в кино. Темой для данного материала и послужила картина, которая выйдет в российском прокате 2 февраля. О ней, а также о наиболее любопытных фактах его биографии мы побеседовали с Пазом.

— Винни, вы действительно отказывались чувствовать боль, когда выходили драться?
— У меня действительно высокий болевой порог от природы. В этом мне повезло. Но иногда и я чувствовал боль. Больнее всего мне было, когда меня ударил Роберто Дюран. Он ударил меня сильнее, чем кто-либо когда-нибудь бил меня в 60 профессиональных, сотнях любительских боёв и тысячах раундов спаррингов. Когда он ударил меня пару раз, я думал: «О, господи! Я не могу поверить, что ещё стою на ногах!». Но мне повезло, и я выдержал всё это, подобно Рокки.


  Я помню эти облака, как поднимался по ним, а потом мой отец взял меня за руки и начал трясти. Я умирал без сознания, но каким-то образом сумел очнуться, эти проклятые облака рассеялись.


— Вы до сих пор обладаете такой дикой, необузданной энергией, которая была у вас во времена боксёрской карьеры?
— Да, практически в той же мере. Я по-прежнему дикий парень, и моей энергии завидуют все друзья моего возраста. Я по-прежнему холост и свободен, у меня нет детей, но я всегда могу найти пару молодых девушек. Я живу так, как мне нравится, и хотел бы так же прожить свою жизнь до конца.

— Как появилось ваше ринговое прозвище Пазманский Дьявол?
— Мой друг-репортёр однажды, когда я перешёл в профессионалы, назвал меня Пазманским Дьяволом, и моя мама приняла это прозвище, хотя спросила, почему твой друг назвал тебя неправильным именем. Сейчас моя фамилия официально — Паз. В 2001 году я её поменял, и последние 16 лет меня зовут Винни Паз. Соответственно Пазманский Дьявол созвучен с Тасманским дьяволом. Мой друг так прозвал меня, потому что я был бешеным мелким парнем, который в ринге всегда дрался как сумасшедший.

— А почему вы решили сократить свою фамилию?
— Потому что я ненавидел, когда люди её неправильно произносили. Она достаточно длинная и непростая для произношения, поэтому я решил зваться проще — Винни Паз. Теперь все знают, что я Винни Паз и людям проще стало это произносить. Я словно снял блок непонимания. Когда я сменил имя, мои родители были ещё живы и ушли из жизни несколько лет спустя. Они отнеслись к этому с пониманием.

— Ваши родители были потомками итальянских эмигрантов?
— Да, но я не воспитывался в итальянских традициях. В первый раз я попробовал пасту в 27 лет. Я не мог позволить себе итальянскую пищу, потому что всё время должен был находиться в отличной форме, и даже сейчас, когда я могу себе позволить заказать пиццу, я нахожусь в приличной форме. У меня нет явно лишнего веса и мои руки по-прежнему быстры, как когда-то(Смеётся).

— Расскажите о вашем детстве. Как вы пришли в бокс?
— Я начал заниматься боксом в пять лет, потому что хотел быть похожим на Мохаммеда Али. Также моим кумиром был Роберто Дюран, которого я в последствии сумел дважды побить. Но когда я рос, дрался немного. Во-первых, я со всеми дружил, во-вторых, люди знали, что я боксёр, задира и со мной лучше не связываться. Они понимали, что драка со мной принесёт им большие проблемы, потому что я был крепкий маленький сукин сын.


  Я нахожусь в приличной форме. У меня нет явно лишнего веса и мои руки по-прежнему быстры, как когда-то.


— Почему вы не выступили на Олимпийских играх 1984 года в Лос-Анджелесе? Ведь вы имели шанс отправиться туда в составе национальной сборной США?
— Да, я действительно мог выступить на Олимпиаде и перешёл в профессионалы за год до её начала. Но мне не нравился любительский бокс, потому что там многое зависело от судей. Я понимал, что если не нокаутирую соперника за три раунда, всё будет в их руках, поэтому не стал ждать и перешёл в профессионалы.

— За счёт чего вам удалось сначала стать чемпионом мира в лёгком весе, а затем повторить это достижение тремя дивизионами выше – в категории первого среднего веса?
— Это было не так сложно, как кажется. Более того, это был лучший момент в моей жизни, когда я стал чемпионом мира в первом среднем весе. Я получил этот титул, а потом пытался стать чемпионом мира ещё и во втором среднем весе. Я чувствовал себя великолепно, потому что наконец мне не приходилось гонять много веса. Я гонял совсем чуть-чуть. А были времена, когда мне приходилось сгонять по 35 фунтов (около 16 кг). Я выглядел как скелет, был тощим белым парнишкой, но я зачем-то делал это.

— В каком из своих боёв вы были в лучшей в своей жизни физической форме?
— Однозначно это было в 1991 году в бою с непобеждённым французом Жильбером Деле. Я нокаутировал его в 12-м раунде и завоевал титул WBA в первом среднем весе. Это был однозначно мой лучший бой в карьере, а после этого я уже попал в аварию, сломал шею и лишился этого титула.

— Что за история была с вашим сильнейшим обезвоживанием в поединке против Роджера Мейвезера в 1988 году?
— Я тогда чуть не умер после боя, потому что был сильно обезвожен из-за большой сгонки веса. Меня тогда отправили в больницу, и если бы мой отец не был рядом со мной, я бы умер. Я помню только облака в глазах и предчувствие, что вот-вот умру. Я говорил себе: «Паз, ты проиграл бой и не показал ничего». Мне даже хотелось тогда умереть. Мейвезер тогда впервые в карьере отправил меня в нокдаун. Но в том бою из-за обезвоживания у меня не было ни скорости, ни силы, ничего! А в зале присутствовали селебритис во главе с Сильвестром Сталлоне. Мне было жутко стыдно за это. Я помню эти облака, как поднимался по ним, а потом мой отец взял меня за руки и начал трясти. Я умирал без сознания, но каким-то образом сумел очнуться, эти проклятые облака рассеялись и я постепенно вернулся к жизни. Это сумасшедшая история.

— В вашей жизни есть ещё одна сумасшедшая история. Как вам удалось возвратиться в бокс после перелома шеи, полученного в страшной автомобильной аварии? Не возникали ли у вас моменты отчаяния во время периода реабилитации?
— Нет, я всегда верил, что смогу вернуться, на 99 процентов. Конечно, я был счастливчиком, что выжил в этой катастрофе и остался цел. Чтобы вернуться и восстановиться, я работал так упорно, как никогда в жизни. Я был решителен, настойчив, работал упорно и сохранял спокойствие. Эти четыре качества и помогли мне столько раз сражаться за мировые титулы и вернуться.

— Что можете сказать о вашем бое с Роем Джонсом-младшим, и как вы его охарактеризуете, как боксёра и бойца?
— Тогда у меня был очень плохой вечер, один из худших в моей жизни, а у него был отличный вечер, при том что он действительно великий боксёр. Он был как молния, быстрейшая молния. Он тогда мог выиграть любой бой за чемпионский титул. Неслучайно же он даже стал чемпионом мира в тяжёлом весе. Рой Джонс был невероятным бойцом с фантастическим талантом. И во время боя с таким великим бойцом я чувствовал себя ужасно. В другой ситуации он бы меня не финишировал. Это единственный момент, о котором я сожалею в своей карьере, что в бою с Роем Джонсом чувствовал себя настолько скверно. Рефери остановил бой за две секунды до конца раунда, но я не хотел этой остановки и не был с ней согласен. Но и я сам не справился с этим вызовом. Люди часто спрашивают меня, что бы я поменял в своей карьере. Ничего бы не хотел менять, кроме как провести ещё один бой с Роем Джонсом.

— Почему вы ударили рефери в первом бою с Дэной Розенблаттом?
— Потому что я ненавидел Дэну Розенблатта и не хотел останавливаться. Этого достаточно? Рефери Тони Орландо — хороший парень и мой друг, поэтому он меня простил. Этот бой был практически у меня дома в Антлантик-Сити, а я был очень хорошо на него настроен. Потом Розенблатт долго вызывал меня на реванш, но это было уже неинтересно. Впрочем, в итоге я дал ему реванш без проблем. В тот вечер я провёл отличный бой, но сожалею, что попал по рефери, за что принёс ему извинения. И он ответил: «Винни, я всё понимаю. Такое бывает, поэтому не беспокойся, всё в порядке».

— Как проходило ваше сотрудничество с Лу Дувой и Кевином Руни? Что вы можете сказать об этих людях?
— Кевин Руни — лучший в своём деле, а Лу Дува — просто очередной грёбаный менеджер.

— В своё время вы вернулись на ринг, чтобы одержать 50-ю победу в официальных профи-боях. Что вы думаете по поводу возможного возвращения в бокс Флойда Мейвезера-младшего для того, чтобы также записать в свой послужной список 50-ю победу?
— Я жду этого и действительно верю, что он это сделает, потому что 50 — это очень серьёзная цифра. Я сам к ней долго стремился. Для меня Флойд — невероятный боксёр. Мне не всегда нравится смотреть его бои, но я всегда делаю это, потому что он невероятен. Он самый талантливый боксёр, может быть, не всех времён, но в нынешнее время точно. И он по-прежнему прекрасно двигается, хотя ему далеко за 30. У него по-прежнему прекрасные ноги, он быстр. Я бы хотел увидеть его 50-ю победу. Его возвращение — это было бы хорошо для бокса.

— Чем вы занимаетесь сейчас? Связаны ли вы сейчас как-то с боксом?
— Нет, я не очень сильно связан с боксом. Раньше я пробовал несколько раз комментировать бои, а сейчас делаю много работы к выходу фильма обо мне Bleed for This («Истекать кровью за это» или «Пазманский Дьявол»). Сейчас все хотят пожать мне руку, спрашивают о фильме, а у меня снова появилась мотивация говорить о своей боксёрской карьере. После премьеры фильма в России я хотел бы посетить вашу страну. Возможно, это удастся в конце марта — начале апреля.

— Считаете ли вы себя харизматичной личностью?
— Считаю ли я себя харизматической личностью?(Смеётся) Что за тупой вопрос? Вы смеётесь надо мной? Да я грёбаный сукин сын, который доставляет абсолютно всем.


  Фильм действительно очень хорош, и я горжусь тем, как Майлз Теллер сыграл меня. Киаран Хайндс также отлично сыграл моего отца.


— Какова история создания фильма Bleed for This, который скоро выходит на широкие экраны? Как возникла и как была реализована идея экранизировать историю вашей жизни?
— Это удивительная история, которую фильм очень хорошо передал. Фильм действительно очень хорош, и я горжусь тем, как Майлз Теллер сыграл меня. Киаран Хайндс также отлично сыграл моего отца. Может быть, пару вещей я бы и поменял, но фильм получился просто фантастическим. Я знаю, что очень много людей собираются его посмотреть по всему миру, потому что это вещь, которая заставляет задуматься и многое изменить. Эта история навсегда изменила мою жизнь, и я понял, что в любой ситуации могу делать то, что хочу. Нужно только приложить усилия, чтобы сделать свою жизнь лучше. Я доволен тем, как эта история раскрыта в кино.

— А какой фильм о боксе вы считаете лучшим? Или лучшим теперь станет фильм о вас?
— Конечно, мне мой фильм нравится больше всех. Сравниться с ним может только «Рокки». Но «Рокки» — это фильм, который хочется посмотреть три раза, а фильм обо мне хочется посмотреть 16 раз.

Константин Устьянцев
28 января 2017,
суббота. 14:30

Советуем посмотреть

«Украина футбольная». Выпуск 33. Видео трансляция прямо сейчас

В понедельник, 07 мая, в эфире телеканала XSPORT будет показан тридцать третий выпуск программы «Украина …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *