Среда , 23 Октябрь 2019
Home / Политика / Оксана Севастиди: «В колонии я работала 14 часов в день»

Оксана Севастиди: «В колонии я работала 14 часов в день»



Правительство Севастополя намерено реализовать проект гражданского сектора аэропорта Бельбек. Об этом в четверг, 9 марта, сообщают «Примечания» со ссылкой на главу департамента архитектуры и градостроительства Александра Моложавенко. По его словам, границы сектора были утверждены на заседании правительства, далее должна быть подготовлена проектная документация, и предоставлено федеральное финансирование проекта. Моложавенко напомнил, что публичные слушания, по результатам которых правительство города поддержало проект, прошли в сентябре 2016-го. Он также отметил, что сроки реализации проекта сократятся до конца 2017 года. В декабре 2016-го временно исполняющий обязанности губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников заявил, что проект севастопольского аэропорта Бельбек пока «ляжет на полку». Вместе с тем глава города тогда подчеркнул, что Севастополю необходима своя воздушная гавань. «Я нахожусь в стадии борьбы за Бельбек, я буду бороться до конца за этот проект. Севастополю нужен свой аэропорт!» — высказался тогда Овсянников. В том же месяце сообщалось, что 1,7 миллиардов рублей из федеральной целевой программы, предназначенной для Бельбека станут взносом Севастополя в уставный капитал международного аэропорта «Симферополь». Как уточняют «Примечания» со ссылкой на собственные источники, реализация проекта гражданского аэропорта была приостановлена из-за сомнений в возможности без затруднений доставлять пассажиров на Южный берег Крыма. Помилованная президентом РФ Владимиром Путиным россиянка Оксана Севастиди выйдет на свободу в ближайшее воскресенье, 12 марта. Именно в этот день вступает в силу указ главы государства. Оксана сейчас в Москве, в СИЗО «Лефортово». Женщина уже собрала свой нехитрый скарб, но пока не спешит прощаться с сокамерницами. Обозреватель «МК», член ОНК Москвы навестила её за решёткой и первой передала ей поздравления от всех, кто ее поддерживал. СПРАВКА «МК»: «Севастиди была приговорена судом к 7 годам лишения свободы за отправленную в 2008-ом году СМС грузинскому знакомому о движущейся из Сочи в сторону Абхазии российской военной технике. Детали — в материале «Мама Оксаны Севастиди раскрыла содержание СМС, за которое посадили дочь» Об Оксане Севастиди президент России Владимир Путин узнал 23 декабря 2016-го года, когда ему задали вопрос на ежегодной пресс-конференции. Глава государства назвал «достаточно жестким» приговор Оксане и пообещал разобраться. 7 марта 2017-ого года президент подписал Указ о ее помиловании. Решение было принято, как сообщила пресс-служба Кремля, «руководствуясь принципами гуманности». Оксана Севастиди в большой «сдвоенной» камере (сделанной из двух маленьких). Кроме неё здесь ещё три девушки. Все они отлично ладят, но Оксана изначально держится немного отчужденно. Не потому что не любит общаться, а из-за сложного психического состояния. Она себя преступницей — тем более государственной — никогда не считала. О её помиловании в камере уже все знают, по-доброму ей завидуют и считают все это чудом, дающим надежды на освобождение и остальным. Оксана одета почти празднично — в зеленую юбку и чёрную поблёскивающую кофточку. Заметно похудела с момента ее первого задержания, на лице несколько растерянное выражение. Примерно так выглядят люди, ставшие жертвами всевозможных розыгрышей. Речь о тех телешоу, где человека огорошат или напугают до полусмерти, а потом скажут: «Это была шутка! Улыбнитесь скрытой камере!» — Оксана, поздравляем с помилованием! — Ох, спасибо. До сих пор не верю, что все это правда! Мне кажется, будто вообще все было не со мной. Сначала арест, потом суд, приговор, колония. И вот теперь помилование. — Вы рады? — Ну конечно! Счастье какое! — Ожидали, что вас помилуют? — Если честно, нет. — Как вы сами узнали о решении Президента? — Из новостей по телевизору. Увидела там и свою маму… Мама — это самое главное в моей жизни, и я больше всего с самого начала переживал не за себя, а за нее. Боялась, что она не выдержит всего этого. Читайте интервью с матерью Оксаны Севастиди после ее помилования: «Дочь уважает президента, поддерживает «ЕР» — Как себя чувствуете? — За время, что я провела за решёткой, сильно подорвала своё здоровье. Давление все время прыгало… В колонии города Кинешма было неважное питание. Три раза в день капуста. В «Лефортово» по сравнению с колонией кормят намного лучше. — Как вам вообще жилось в колонии? — В целом неплохо, но мы все там много работали. Это обязательно, а не по желанию осужденных. То есть никто не спрашивает — хочешь ты идти на производство или нет. У нас там швейные мастерские. Я была ручницей — мелом расчерчивала ткани, выворачивала воротнички и так далее. Работала с 7 утра до 21.30. — Почему так много? — Не знаю. Такие требования. Только в субботу нам разрешали работать до 17.00. — Большую зарплату платили? — 100 рублей. — В час? — В месяц. — Но теперь все все это не имеет никакого значения. — Не согласна с вами. Там ведь остались другие женщины. Мы обратимся во ФСИН с просьбой провести проверку по факту такого рабского труда заключенных. — По сравнению с колонией здесь, в московском СИЗО — рай. Меня привезли сюда 9-го числа, то есть я в «Лефортово» ровно месяц. Доставка была быстрой — всего три дня через Иваново и Ярославль. А вот в колонию отбывать наказание знаете сколько ехала? — Нет. Долго? — Полтора месяца. «Столыпинские вагоны» сами по себе сейчас нормальные, условия там тоже сносные, но вот такая длительная доставка человека к пункту назначения — это почти пытка. — Чем занимаетесь в СИЗО? Читаете? — Не могу читать. Пробовала — все буквы расплываются. Все мысли у меня только о маме. У нее точно все хорошо? — Да, мама ждет вас с нетерпением. — Я послала ей отсюда два письма, но ответа не получила. За все время мне написала только моя московская подруга Цициля. Она мне и передачу передала. Она же и будет меня встречать. Я поживу у нее какое-то время. А ведь знаете, я в Москве второй раз. В первый приезжала три-четыре года назад как раз к своей подруге. Кто бы мог подумать, что снова окажусь здесь, но не в качестве туриста и гостя, а в качестве заключенной… — Что сделаете в первую очередь после освобождения? Может, нальете себе бокал вина? — Нет, вино точно не буду. Организм за столько времени отвык от алкоголя и не понятно, как теперь прореагирует… Хотелось бы сразу к маме, но останусь на суд. А так даже не знаю… Буду наслаждаться каждой минутой свободы. За решеткой я все переосмыслила. Начала ценить все, что у меня есть, еще сильнее. А у меня много чего есть. Мама, друзья, работа. — Вас возьмут на прежнюю работу? Или вас оттуда уволили сразу после задержания? — Не уволили. Думаю, что возьмут. Но я сразу не пойду работать, нужно время, чтобы прийти в себя. — Кто вас будет встречать за воротами СИЗО? — Думаю, Цициля и адвокаты. Комментарии адвоката Ивана Павлова: — Мы приветствуем решение президента об освобождении Севастиди, поскольку любой день, проведенный невиновным человеком в застенках — это грубейшее нарушение прав. Мы продолжим бороться за невиновность Оксаны в более комфортных для нее условиях. 15 марта Верховный суд рассмотрит нашу жалобу на отмену приговора. Оксана примет участие в заседании. Сама сможет выступить и рассказать высшим судьям, как все было на самом деле. А вообще у защиты есть главный аргумент: то, что каждый из нас может увидеть невооруженным глазом, не является гостайной. Согласно закону о гостайне, к таковой относятся только защищаемые сведения. То есть доступ к этим сведениям должен быть защищен от посторонних. В случае Оксаны этого не было. Она писала в СМС о том, что мог видеть по дороге каждый.

Советуем посмотреть

Медведев оценил состояние отношений России и Евросоюза

МОСКВА, 18 окт – РИА Новости. Отношения России и Европейского союза переживают не лучшие времена, что стало …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.