Вторник , 15 Октябрь 2019
Home / Общество / Там, где цветет иван-чай

Там, где цветет иван-чай





Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской рассказал Светлане Суховой об издержках и выгодах освоения Арктики На этой неделе Архангельск станет столицей Арктики. Международный арктический форум соберет в этом древнем российском городе представителей полутора десятка стран, которых интересуют перспективы освоения региона. Как ни странно, среди них полно «неарктических»: Север, как выясняется, манит Японию, Германию, Индию, Южную Корею, Китай, Сингапур… Но, конечно, главный сюжет — отечественный. Как распорядиться вековым опытом российского освоения Арктики, в котором сплавлены удачи и неудачи? Что такое вообще сегодня Арктика для нас с вами, когда бизнес-подход, по идее, должен заменить героизм? О том, как подходить к освоению богатейшей полярной кладовой планеты в новом тысячелетии, «Огонек» расспрашивал и министра природных ресурсов, и экспертов Что такое Арктика для России: экономический ресурс, который нужно быстро освоить, уникальный заповедник, который надо сберечь, или вечная головная боль, подаренная географией? «Огонек» искал ответы на эти вопросы у министра природных ресурсов и экологии России Сергея Донского — Сергей Ефимович, ключевой темой форума станет не добыча природных богатств или дележ континентального шельфа, а «человек в Арктике». Почему? — А кому нужен шельф и природные богатства, если не человеку? Для человека и ведется добыча, идет развитие. Человек в Арктике — по-своему уникальное явление. Арктика по сложности условий и задач — это образно космическая одиссея homo sapiens. Казалось бы, она ближе, и сегодня попасть туда технически проще, но условия жизни на этой территории на грани экстремальных: перепады температур до 80 градусов — с минус 50 до плюс 30, долгая полярная ночь, пространства, которые подчас невозможно преодолеть по земле и даже по воздуху. Арктика — это вызов для человека, своего рода особое измерение. Недаром в советские времена отношение к полярникам было как к уникальным людям А сегодня героическое стало обыденным — и в космосе, и в Арктике, хотя героизма в обоих случаях меньше не стало. И без Арктики человек по-прежнему не может до конца раскрыть и осмыслить многообразие этого мира. Недавно прочел одну гипотезу — о том, то прародиной homo sapiens была не Африка, а именно Арктика. И это не удивляет: в Арктике как раз без труда и усилий не выжить…. — Но человек приносит Арктике больше вреда, чем пользы, или наоборот? — Я бы здесь ответил словами известного французского зоолога Жана Дорста: «В глазах биологов появление человека в истории земного шара — крупнейший катаклизм в масштабах геологического времени». И биологи говорят так не напрасно, всем известно, что в связи с деятельностью человека сегодня мы навсегда потеряли таких пернатых, как дронта, эндемика острова Маврикий, бескрылую гагарку, странствующего голубя, а также сумчатого волка в Австралии и другие виды. Но это все примеры безусловного воздействия на природу, а человек еще отличается от других существ тем, что воздействует на нее разумно — он добывает и использует природные ресурсы. Иначе он не может, и весь вопрос в том, какими методами он будет это делать. Если как раньше — от экологического разнообразия Арктики немного что останется. Одна из версий исчезновения мамонта и шерстистого носорога в этом регионе — деятельность человека, который, как выяснили в прошлом году якутские ученые, поселился в Арктике 45 тысяч лет назад. А ведь к творению рук человеческих сегодня присоединяется и сама природа — глобальное потепление, последствия которого на полюсах особо заметны. Не скажу, что все совсем печально: мы фиксируем не только исчезновение, но и появление новых видов существ — например, в районе Земли Франца-Иосифа (ЗФИ) обнаружили полярную акулу, которая живет (не поверите!) 400 лет. — Холода способствуют долголетию… — С холодом как раз проблема: то есть морозы в Арктике по-прежнему зашкаливают каждую зиму за минус 50 градусов, но вместе с тем площади полярных льдов сокращаются год от года. Для акул это, возможно, и к лучшему, а вот популяция белых медведей, по оценкам ученых, под угрозой. Из-за изменения климата в Арктике Россия теряет не только представителей арктической флоры и фауны, но и территории — уходят под воду целые острова. Средняя скорость отступания берегов морей Лаптевых и Восточно-Сибирского составляет 1 м/год, максимальная — 20 м/год. — Что же тогда Россия делит с Западом?! — Звучит несколько провокационно, не делим, а в рамках международного права разграничиваем Арктический континентальный шельф. Процесс это небыстрый — соответствующую заявку мы подавали давно, даже успели ее переписать, пару лет назад я представлял ее в Комиссии ООН в Нью-Йорке, но процедура рассмотрения может занять еще лет пять-шесть. А вот нашу заявку на расширение шельфа в Охотском море в ООН удовлетворили еще весной 2014 года. — Что на кону? — Богатейшая кладовая, но с очень сложным замком (смеется). В Арктике сосредоточены колоссальные запасы природных ископаемых — не только углеводородов, но и металлов, золота. — По прогнозу футуролога Яна Пирса, чьи предсказания сбываются на 85 процентов, уже к 2030 году человечество забудет про нефть и газ… — Полвека назад обещали, что закончится эра угля. Закончилась? По данным Мирового энергетического совета, на угольные станции в США и Германии приходится около половины вырабатываемой электроэнергии, а в Австралии, Индии и Китае эта доля подтягивается к 80 процентам или даже превышает ее. Евросоюз восстанавливает свою угольную генерацию, несмотря на растущий процент альтернативной генерации. И сегодня, и завтра будут востребованы экономически приемлемые ресурсы: где-то это будет уголь, где-то — солнечная энергия, где-то — нефть или газ. Главное — баланс между экономикой и экологией. — Вам это удается? У Минприроды может рано или поздно возникнуть когнитивный диссонанс: вы ответственны и за освоение природных богатств, и за сохранение природы… — Мы за золотую середину: активно продвигаем внедрение экологически чистых технологий, которые при этом экономически доступны, мы стремимся создать условия для обеспечения баланса между экологией и экономикой, в том числе полностью защитить территории от негативного воздействия. За последние годы мы создали немало национальных парков и заповедников в Арктике. — Представляю, как вы встречаетесь с Сечиным, и он вам говорит: или наполнение бюджета, или тюлени… — Не тот пример. Вообще, у «Роснефти» действительно целый блок экологических проектов — есть и программы сохранение белого медведя, моржа в районах перспективного освоения углеводородов. Недавно мы обсуждали с компаниями, как объединить отдельные проекты в единую программу по улучшению биоразнообразия Арктики. Чтобы, например, не десяток проектов по разведению рыбы, а одна масштабная программа. Освободившиеся же в этом случае средства можно было бы направить на решение других экологических задач — их в Арктике немало. Вообще, за пару десятков лет наши соседи дошли до того, что природной популяции рыбы и не осталось: сегодня они вынуждены ее выращивать, а это иное качество продукта. «Племенное стадо» многих промысловых рыб осталось сегодня только в России. — Но с экологией у них получше? — Я бы так не сказал. Проблема мусорных свалок — общемировая и актуальна для всех стран. Но Арктика, конечно, особая статья, согласен. Первым о необходимости проведения там «генеральной уборки» заявил еще в 2011 году президент. Мы провели инвентаризацию — что, где и сколько у нас лежит — и начали работу… За 5 лет вывезли порядка 40 тысяч тонн «железа» и мусора, рекультивировали 270 гектаров территории. Сегодня пришли практически к завершению очистки острова Врангеля, архипелага Шпицберген, Земли Франца-Иосифа и Александры, поселка Амдерма в Ненецком автономном округе, начали чистить свалку судов вдоль побережья Кольского залива (Мурманская область). На реализацию проекта выделено пока 50 млн рублей. Минобороны тоже подключился — вывезли 10 тысяч тонн военного лома. Я недавно летал в те места, видел, как выглядит Арктика без ржавого железа и пятен солярки — красота! Мы пошли дальше: с прошлого года Росприроднадзор стал брать на учет объекты, оказывающие негативное воздействие на среду, таковых в Российской Арктике 228 штук (4 процента от общего числа по стране). Но уборка уборкой, а нужно сделать так, чтобы мусор не появлялся вновь. Чтобы наладить высокотехнологичную переработку мусора, потребуется время, деньги и помощь бизнеса. Сегодня на Западе много говорят об «экономике замкнутого цикла», это когда мусора почти не остается — все уходит в переработку. Мы ставим такие же приоритеты — увеличивать срок службы, эксплуатации товаров, снижать объем природных ресурсов на единицу продукции. Мы можем быть лидерами в этой сфере. Что касается Арктики, то здесь главное — покончить с мусором, хотя кое-что, естественно, останется. — Белым медведям? — Нет, туристам. Для них — материальные свидетельства эпохи освоения Арктики XIX-XX веков — машины, трактора, самолеты, оставшиеся в одном-двух экземплярах на планете. Это артефакты — фактически экспонаты для развития туризма. Сегодня для туризма работают уникальная сезонная станция Борнео (для посещения полюса), рейсы атомных ледоколов из Мурманска к полюсу. В 2015 году на архипелаге Земля Франца-Иосифа был создан специальный пункт пропуска морских пассажирских судов через границу России, что позволило сократить на трое суток путь круизных рейсов, стартующих со Шпицбергена на ЗФИ, уменьшило стоимость таких вояжей и сэкономило время в дороге, что с учетом короткого «туристического сезона» в Заполярье немаловажно. Этим летом планируются уже три таких рейса. — А еще куда турист стремится? — Пользуются популярностью туры по посещению Соловков, Архангельска, Нарьян-Мара, Мурманска. Наиболее доступна для посещения западная часть Арктики, в первую очередь — акватория Баренцева моря: там благодаря Гольфстриму более длительная летне-осенняя навигация, не требующая использование ледоколов. Привлекательны для туристов и фьорды западного побережья Новой Земли, со сползающими в море ледниками, а также арктическая тундра с колониями гнездящихся пернатых, термоабразионные (разрушающиеся под действием тепла и волн) берега северного побережья острова Колгуев (там можно наблюдать дислоцированные погребенные льды древних ледников), капище ненцев на горе Болванская на острове Вайгач и лежбища гренландского моржа на западном побережье того же острова и у острова Долгий… Словом, романтика Арктики никуда не делась. Понятно, что такие туры дороги и сложны, но от желающих нет отбоя, хотя мы и ратуем за то, чтобы россиян в регион приезжало больше, чем иностранцев. — А на деле? — Больше всего китайцев, есть норвежцы (особенно много их на Шпицбергене), но из европейцев больше всего немцев. Но дальнейшее развитие круизного туризма уже потребует упрощения процедуры пересечения границы, для чего может быть использован принцип безвизового посещения наших территорий на какой-то срок, как это было сделано, например, в Санкт-Петербурге. — Если человек так засоряет Арктику, то, может, расширять его присутствие там не следует? — В том-то и отличие Российской Арктики от норвежской или какой-либо другой, что у нас большая территория суши, а не только моря, и она давно заселена. У наших соседей люди в Арктике появляются или на научных станциях, или работая вахтенным методом. В 90-е годы мы рассматривали опыт Канады именно в части формата присутствия на территории, у России есть выбор — ставить поселения или организовывать вахты. Единого решения, в каком направлении двигаться, пока нет. И наверное, и не будет — решение будет приниматься для каждого конкретного случая или проекта. — Например? — Вспомните, как возводился Норильский горно-металлургический комбинат в 1935 году… Это был подвиг порой ценой жизни — самый северный город и завод строились силами заключенных Норильлага, переброшенных туда с Соловков. За годы его существования погиб каждый четвертый заключенный. Сегодня такое даже представить себе жутко. Сейчас технологии позволяют производить блоки будущего завода на Большой земле, а потом привозить их в Арктику и собирать, как конструктор Lego — так строится, например, завод по проекту «Ямал СПГ». И все это так быстро!.. Я был на Ямале до начала реализации проекта — льды, тундра, комары… Прилетел совсем недавно: слева строится завод, справа — настоящий город, в заливе — портовая инфраструктура, урбанизация. И высокий экологический контроль. — Сколько может стоить гуманизация Арктики? — Трудно сказать… Это не посчитать заранее, как и, например, затраты на освоение космоса — слишком масштабные и долговременные проекты. На сегодняшний день гуманизация Арктики — скорее далекая перспектива. Конечно, планы строятся, затраты считаются, но в отношении каждого конкретного проекта. Пока каждый из них штучный «товар» — и сложно, и дорого (десятки миллиардов рублей). Но вкладывать их надо уже сейчас, так как ключ от «арктической кладовой» потребуется очень скоро — лет через пять-десять самое позднее. Так что полным ходом идет расширение уже запущенных проектов, решаются инфраструктурные, прежде всего транспортные, задачи. — Вы о Северморпути? — Не только. Хотя сегодня по нему ежегодно проходят до 8 млн тонн грузов. В прошлом году по Северморпути прошли почти 80 рейсов: все же он — самая короткая дорога из Европы в Азию. Китайцы весьма активно интересуются ею, но вопрос активизации маршрута упирается в его экономическую целесообразность — сначала пусть вырастет спрос на перевозки. Последний раз такое было связано с реализацией ямальских проектов. — Кстати, о шельфе… У России достаточно технологий для его освоения? — Не без проблем, конечно, но вопрос решаем. СССР стал первым в мире добывать арктические газ и нефть, но на суше. В море, на шельфе Запад нас опередил. Технологический разрыв особенно увеличился в 90-е годы, когда России было не до шельфа. Но все меняется: сегодня мы активно наверстываем упущенное. И заметьте: Запад любит говорить о трудности и дороговизне добычи в Арктике, задаваться вопросом, а целесообразно ли это делать, но одновременно, вводя санкции против России, первым делом ограничивает поступление шельфовых технологий для арктических проектов. О чем это говорит? О том, что они всеми силами пытаются затормозить глобальную конкуренцию, и о том, что они сами крайне заинтересованы в перспективах региона. И недавние открытия месторождений на Аляске только разожгли аппетиты. — Санкции нам сильно помешали? — Наши нефтегазовые компании объективно решают проблему. Находятся и технологии, и техника. Другое дело, что упустили время и поэтому сроки реализации проектов увеличились. Запад просчет понял: иностранцы сегодня весьма охотно идут на сотрудничество, если их приглашают, конечно,— те же американцы, итальянцы, недавно обсуждали тему привлечения индийских, французских и китайских компаний. — Но почему освоение Русской Арктики идет так медленно? — Не соглашусь. Арктика уже сегодня обеспечивает добычу 85 процентов газа нашей страны, 11 процентов нефти, не говоря уже о многих металлах. Арктика — это важный, но дополнительный источник целого ряда минеральных ресурсов к уже имеющимся освоенным регионам. Подчеркну — мы не начинаем, а продолжаем освоение Арктического региона, выходим на новые территории и акватории. Его дальнейшее освоение будет происходить при благоприятных экономических условиях. Когда в 2014 году цены на нефть упали, изменилась экономика целого ряда арктических проектов. На мой взгляд, это временные трудности: без углеводородов человечество еще долго не сможет обходиться, а Арктический регион — это ожидаемый источник минерального сырья для многих поколений. Но вскрыть замок арктической кладовой будет непросто — без усилий в этих широтах ничего сделать нельзя. Впрочем, последнее, как ни странно, и привлекает сюда исследователей, ученых и бизнес со всего мира. Как века назад, так и сегодня. Беседовала Светлана Сухова Детали Как чистят Арктику Пилотные проекты по очистке от мусора Российской Арктики Вместо мусора Заповедники — новый проект для полярных широт В границах Арктического региона РФ создана 21 особо охраняемая природная территория федерального значения: 11 природных заповедников, 3 национальных парка, 7 природных заказников — общей площадью 27,1 млн гектаров, в том числе морская акватория — 9,7 млн гектаров. До 2020 года предусмотрено создание одного государственного природного заповедника — «Медвежьи острова» в Республике Саха (Якутия), а также национального парка «Хибины» в Мурманской области общей площадью около 160 тысяч гектаров. На 2017 год запланировано создание федерального заказника «Новосибирские острова», в состав которого войдет участок акватории моря Лаптевых, прилегающий к архипелагу. Хроника Как мы шли на Север История исследования и освоения русской Арктики XII век — появление первых славян в Подвинье и Беломорье 1600-1601 — основание по указу Бориса Годунова для сбора ясака, уплачиваемого пушниной, фактории Мангазеи — первого русского города в Заполярье (север Западной Сибири) 1648-1649 — экспедиция «торгового человека» Федота Попова и казачьего атамана Семена Дежнева на кочах (гребные суда поморов) прошла Чукотский полуостров и через Берингов пролив вышла в Тихий океан 1733-1742 — Великая Северная экспедиция под руководством Витуса Беринга исследовала территории от устья Печоры до Чукотки, Командорских островов и Камчатки 1741 — Семен Челюскин прошел пешком по суше западного побережья Таймыра, год спустя — северное побережье Таймыра. Веком позже северная оконечность Евразии была названа мысом Челюскина 1820-1824 — экспедиция Фердинанда Врангеля и Федора Матюшкина (лицейский друг Пушкина) нанесла на карту материковый берег от устья Колымы до Колючинской губы 1824 — Федор Литке описал берега Новой Земли, а через два года совершил кругосветное плавание 1910-1915 — гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана Степана Макарова сделала детальную гидрографическую опись от мыса Дежнева до устья Лены 1912 — санная экспедиция к Северному полюсу Георгия Седова к Земле Франца-Иосифа, сам Седов умер, не дойдя до острова Рудольфа и был похоронен на мысе Аук 1921 — Владимир Ленин подписал декрет о создании Плавучего морского научно-исследовательского института 1923-1933 — на побережье и островах Северного Ледовитого океана было построено 19 полярных радиометеорологических станций 1932 — впервые удалось обогнуть Землю Франца-Иосифа с севера 1937 — первая полярная научная дрейфующая станция 1930-1940 — героические экспедиции на ледокольных судах «Георгий Седов», «Красин», «Сибиряков», «Литке» под руководством Отто Шмидта, Рудольфа Самойловича, Владимира Визе и Владимира Воронина 1991-2001 — ни одной российской дрейфующей станции в Арктике 2007 — стартовала полярная экспедиция «Арктика-2007» 2009 — российская дрейфующая станция «Северный полюс — 37» география Что такое Арктическая зона После того как вся страна узнала о «группах смерти», в родительской среде стали вирусно распространяться сообщения о других угрозах, поджидающих детей буквально на каждом шагу. Уловки педофилов, жвачка с наркотиками и смертельные состязания — обо всем докладывают бдительные граждане на родительских сайтах и форумах. Обеспокоенные мамы и папы разносят тревожную информацию среди друзей в мессенджерах и соцсетях, как мантру повторяя одну и ту же рекомендацию: предупредите детей, оградите их от опасности. Лавинообразная рассылка пугающих сообщений без внятных источников и доказательств производит массовую истерию, от которой страдают прежде всего дети. Откуда берутся родительские страхи и страшилки? Всегда ли лучше перестраховаться? Чем опасен строгий родительский контроль, замаскированный под желание оградить ребенка от всего плохого? «Лента.ру» разбиралась в этих вопросах. Скрытая угроза затаилась не только в суицидальных пабликах, но и в мультиках про фей Винкс. Рассылка с предупреждениями об опасном контенте началась после случая в Чебоксарах. Там пятилетняя девочка зажгла от газовой плиты деревянные палочки, изображая персонажа мультфильма — фею огня. Огонь перекинулся на одежду ребенка, в результате ее увезли в больницу с сильными ожогами. А на форумах и в соцсетях активно распространялась информация о том, что девочка подожгла себя, начитавшись (!!!) в соцсетях инструкций о том, как превратиться в фею. Авторитетные источники уверены: за подобными инструкциями стоят профессиональные психологи, которые используют специальные механизмы воздействия на детей. Хотя если отбросить конспирологию, чаще всего сочинителями оказываются те же дети, только постарше. Сами же инструкции, написанные в шутку, рассчитаны не на детей, а скорее на троллинг их тревожных родителей. Предлагаются все новые способы превращения в фей — например, включать газ и, не зажигая огонь, ложиться спать. Или обклеить себя блестками, произнеся волшебные слова, и смело шагнуть с подоконника. Градус родительской истерии неуклонно повышается. Молодые матери на форумах засыпают друг друга советами: оградить детей от телевизора, компьютера и телефона. Ради безопасности ребенка и его психики. По крайне мере, до старшей школы. Но фокус в том, что по мере взросления школьника увеличивается и число опасностей, поджидающих его на улицах и в интернете. На смену «феечкам» приходят коварные наркодилеры, пытающиеся пристрастить детей к запрещенным препаратам. Страшилки о торговцах, готовых предложить детям бесплатные наркотики, были и до интернета. Но благодаря мессенджерам сообщения о «жвачке с героином или спайсом» рассылаются тысячам адресатов в круглосуточном режиме. Чтобы информация выглядела правдоподобнее, она, как правило, сопровождается «недавним случаем смертельного отравления подростка» и ссылкой на знакомого полицейского, который приходится автору родственником. Хотя в МВД неоднократно опровергали распространение наркотиков в жвачке, официальные комментарии меркнут на фоне эмоциональной спам-истерики: «Проверяйте сообщения своих детей! Родители, будьте бдительны! Преступники работают через темный интернет! Привыкание с первого раза 100 процентов». Дело осложняется тем, что истерию подогревают не только родительские сообщества, но и учительские. Под видом предупреждений от «Департамента образования» тиражируются слухи о смертельных играх. Одна из них — «Беги или умри». Надо перебежать дорогу прямо перед движущимся автомобилем, как можно ближе к нему. Делается это якобы для того, чтобы снять видео и самоутвердиться перед сверстниками. В действительности ни одного подобного инцидента за последнее время зафиксировано не было. Как не удалось обнаружить в сети «многочисленных» видеоподтверждений того, как дети перебегают на спор дорогу. Другой якобы распространенный среди детей челлендж — «Спрячься на сутки». Требуется пропасть из поля зрения родителей на 24 часа. Разговоры об игре возникли после пропажи 12-летнего Виктора Боргера из поселка Степного в Ростовской области. Мальчик нашелся в Ростове спустя несколько дней. Как он сам рассказал, все это время он бродяжничал и ночевал на улице. Что было истинной причиной его ухода неизвестно, но история послужила почвой для множества обобщений и домыслов. Местные паблики, а за ними и СМИ рассказали о новом «тренде» среди подростков, ссылаясь на инстаграм-аккаунт родительского сообщества. Затем сарафанное радио донесло новость до каждого родителя и учителя. И опять никто не обратил внимания на то, что в МВД и поисково-спасательном отряде «Лиза Алерт» все это опровергли. А ведь именно там первыми узнают о пропаже ребенка и выясняют причины его ухода. Но самое главное и, пожалуй, самое печальное здесь в другом. Истеричные родители даже не задумываются о том, что уход ребенка из дома (неважно на сутки или на неделю) в первую очередь свидетельствует о проблемах в семье. Любые попытки объяснить это тем, что кто-то вовлек ребенка в «новомодный флешмоб» — жалкий способ ухода от собственных проблем. Как и с пресловутыми группами смерти, родителю гораздо проще искать причину вовне, чем разбираться с собственными проблемами. Зачем утруждать себя неприятным анализом своих взаимоотношений с ребенком, если столько опасностей исходит от «синих китов» и «белых дельфинов»? «При всем внимании к группам смерти, суициды, совершенные под их влиянием, составляют ничтожно малую долю от общего числа. Основная проблема — это конфликты с родителями в семье», — говорит профессор центра психиатрии и наркологии имени Сербского Борис Положий. Рассылка фальшивых предупреждений — это не умышленное, а стихийное распространение ложной информации, поясняет психолог Мария Разлогова. «Разумеется, вирусные сообщения, не подкрепленные никакими фактами, приносят один вред. Родители боятся опасности, но как убедится в ее реальности и избежать, им не ясно. Вместе с тем тотальный контроль над ребенком в соцсетях подрывает доверие к родителям. В итоге становится только хуже. С детьми нужно разговаривать не только в нравоучительной манере, как минимум стоит знать об их увлечениях и круге общения», — отмечает психолог. Сплетни и различного рода домыслы расходятся в искаженном виде из-за того, что безопасность детей волнует всех, а способов полностью ее обеспечить не существует, добавляет Разлогова. Но отличить фальшивое сообщение от предупреждения о реальной опасности, по ее словам, несложно. Реальные предупреждения содержат конкретные рекомендации о том, как избежать опасности. Например, с мошенничеством. Путь к здравому смыслу затрудняется еще и тем, что распространение тревожных сообщений создает у родителей и учителей ощущение того, что они правильно выполняют свою функцию, отмечает практикующий психолог, гештальт-терапевт Екатерина Рау. «Когда родителей объединяет чувство обеспокоенности, это прибавляет им уверенности в том, что они «хорошие родители». Хорошие в глазах кого? Общества и других родителей, но не собственного ребенка. По сути, они самоутверждаются посредством чрезмерной опеки и контроля, а проблемы и потребности ребенка отходят на второй план. Происходит подмена понятий: беспокойство приравнивается к любви», — подчеркивает Рау. Корни повышенной родительской тревожности кроются в характере человека, уверен психолог Михаил Лабковский. «Такие люди испытывают потребность в абстрактном чувстве беспокойства. Если есть дети — тревога располагается именно в них, что несложно понять. Когда дети совсем маленькие, им не дают самостоятельности, бегают за ними, ложатся костьми перед розетками и утюгами, не позволяют даже с горки съехать нормально. Когда дети подрастают, им не дают спокойно играть с другими детьми во дворе. Еще чуть постарше — начинается тотальный контроль: компьютер, социальные сети, телефон», — объясняет Лабковский. Такое поведение создает у родителей ложное ощущение спокойствия, в то время как дети, находящиеся под неусыпным контролем, наоборот, цепляются за любую возможность вырваться из-под него. Вместо того чтобы устраивать ребенку тотальную слежку, психолог рекомендует в доверительной манере объяснить ему общие правила безопасности. «Вам будет гораздо спокойнее, если вы научите детей правильно себя вести, принимать правильные решения, не поддаваться на провокации и манипуляции. Для этого надо быть спокойным, нельзя превращаться в тревожного параноика. И нужны доверительные отношения с ребенком», — считает Лабковский. Психологи сходятся во мнении, что причина такого рода проблем — неуверенность родителей в себе. Тревожность в данном случае — это ожидание чего-то плохого от мира и неуверенность в собственной родительской позиции. В том, что получится справиться с трудностями и защитить своего ребенка. Тревожность усиливается еще и тем, что родители хотят видеть в детях «улучшенную версию себя». В обществе, где основной ценностью считаются достижения и успех, потребность в этом реализуются в том числе через детей. Мысль о том, что ребенок сделает что-то не так и станет кем-то не тем, заставляет некоторых родителей идти на весьма суровые ограничительные и карательные меры. Это, по мнению Екатерина Рау, уже в чистом виде нарциссизм. А еще родительская гипертревожность — хороший способ отгородиться от прочих житейских неурядиц. Ведь если ребенка надо от чего-то спасать, то мама уходит в это с головой и может не думать о собственных проблемах: неустроенной личной жизни и страха одиночества. Президент РФ Владимир Путин вручит директору Федеральной службы войск национальной гвардии Виктору Золотову знамя Росгвардии. День войск национальной гвардии будет отмечаться 27 марта. «Самым знаковым событием будет вручение президентом РФ знамени Росгвардии», — сказал журналистам Золотов. По его словам, по окончании торжественной церемонии состоится праздничный концерт в Государственном Кремлевском дворце. «Хочется, чтобы первый праздник Росгвардии запомнился. В этот день во всех подразделениях пройдут дни открытых дверей, можно будет ознакомиться с бытом и досугом военнослужащих, посмотреть вооружение и специальную технику», — отметил глава Росгвардии. Жилые дома в разных районах Владивостока останутся без электроэнергии сегодня, 27 марта. Все отключения света носят плановый характер. Время проведения работ – с 9.00 до 17.00. Длительность каждого отключения составит от двух до восьми часов, сообщает PRIMPRESS со ссылкой на МУПВ «ВПЭС». Плановые отключения пройдут по следующим адресам: Ватутина: 20; Дальнегорская: 15; Днепровская: 100, 140/145 м на юг/, 120; Днепропетровская: 100; Зои Космодемьянской: 21, 27а, 27, 33; Кирова: 64, 65, 77; Лермонтова: 28, 34, 36; Минская: 10, 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9; Находкинская: 2/кв.1, 2/кв.2, 4/кв.1, 4/кв.2, 4/кв.3, 4а/кв.1, 4а/кв.2, 4а/кв.3, 4б; Некрасовская: 28; Некрасовский пер: 26, 32; Пархоменко: 2; Путятинская: 11/кв.1, 11/кв.2, 11/кв.3, 11/кв.4, 14, 16/кв.2, 16/кв.3, 17, 18/кв.1, 18/кв.2, 18/кв.3, 18/кв.4, 19, 21а, 22, 23, 24, 25/кв.1, 25/кв.2, 26/кв.1, 26/кв.4, 26/кв.5, 26/кв.6, 27, 29, 30/кв.1, 30/кв.10, 30/кв.2, 30/кв.3, 30/кв.4, 30/кв.5, 30/кв.6, 30/кв.7, 30/кв.8, 30/кв.9, 33, 35, 39, 41, 43, 47, 49, 51, 53, 55; Суханова:11, 13, 5, 5а, 5а/16 м на восток, Sзем.уч.=4274кв.м/,9; Яхтовая: 2 ориентир 125 м по направлению на юг. Летом 2016 года в составе группы немецких кинематографистов, снимающих документальный фильм о природе Восточной Сибири, истории Магаданской области и людях, живущих вдоль Колымской трассы, мне довелось совершить путешествие от Магадана до Якутска. Свои впечатления я записывала по мере продвижения от Нагаевской бухты до столицы Республики Саха (Якутия). — Сейчас искать старые кладбища трудно. Все заросло. Есть кладбища, которые я искал двадцать лет, а нашел четыре года назад. Мы сидим на высоком берегу реки Колымы, и директор прииска «Спокойный» Владимир Августович Найман, царь и бог этих мест, продолжает рассказ. — При установке крестов всегда разные ощущения. На Днепровском — одно, здесь — другое. Днепровский — это 200 километров отсюда. Надо было на машине крест довезти. Я был один, забыл взять веревку, и никто его не держал. Долго возился, стемнело. На кладбищах всегда есть напряжение духа, поэтому там ночью неуютно. Но это было исключением. Когда подошел к реке, обнаружил, что колесо спустило, кругом много колючей проволоки. Поставил чай, поменял колесо, сижу пью чай и могу сказать, что почувствовал благодать. До первого человека не меньше ста километров, и машина могла сломаться, и звери там… А у меня неземная радость. Наверное, мертвые радуются, если о них вспоминают. В 1974-м я был молодой, работал с бульдозеристом Крашенинниковым, пожилым, как мне тогда казалось, человеком лет 50. Но ни его, ни меня никто не научил, что к мертвым надо относиться уважительно. Зацепили мы нечаянно с десяток гробов заключенных, да так их и бросили, не зарыли… Отъехали немного и так сели, что неделю из болота не могли вылезти. Это на Хатыннахе было, за Ягодным. В 1958-м КГБ заставлял уничтожать следы лагерей, и у Крашенинникова первым заданием было сносить кладбища, как он рассказывал. Дети их, конечно тоже не хотят, чтобы их фамилии звучали, хотя всегда были нормальные люди, везде! Были разные люди — были и хорошие, но были и звери. По истории поселка Спорного видны судьбы их детей, внуков. У тех, кто относился к зэкам хорошо, насколько позволяли обстоятельства, и судьбы детей складывались нормально. И наоборот: смотришь, у такого-то сын наркоман, дочь — девочка по вызову. Родовые грехи проявляются здесь очень четко. Официально КГБ признает здесь только один массовый расстрел, 147 человек на Мальдяке. Правду узнать трудно. Советскому правительству очень понравилось использовать труд заключенных. За еду! И то некачественную. А работу они делали высококвалифицированную. Колыму надо было бы лет 50 осваивать, а получилось за шесть лет! 650 километров дорог, поселки, аэропорт, морской порт, золотодобыча. В 1931 году Колыма давала 110 килограммов золота, а в 1937-м уже 37 тонн. Я помню, какими запуганными выходили люди из лагерей. Мои самые ранние воспоминания в Спорном, как народ собирался. Выпили, надо попеть. Кто-то предлагает: давай, мол, «Бежал бродяга с Сахалина», а это была запрещенная песня, и пока совсем много не выпьют, ее не пели. — Что вы думаете о Сталине, Владимир Августович? — Сталин был Бич Божий. За то, что русский народ свернул с дороги. Был прекрасный генофонд, люди высокого класса… Но выбрали то, что выбрали… — А как вы думаете, наступит ли когда-нибудь процветание в этом столь богатом крае? — Нужны десятилетия. Сейчас мы снова живем в эпоху больших строек: «Северный поток», терминал Луги, порт Восточный, остров Русский. А рабочих рук не хватает. У нас полно юристов, менеджеров, продавцов, а кого надо нет. Если бы люди были здесь, я бы их с Украины на прииск не вез. Сразу вспомнилась встреча в Магадане с переселенцами с Донбасса, их жизненная стойкость и юмор: «Лучше колымить на Гондурасе, чем гондурасить на Колыме». — Колыма — моя родина. Хотя я наполовину немец, из немецких колонистов, приехавших еще при Екатерине Второй на Херсонщину, а наполовину украинец. Есть во мне что-то и от тех и от других. Но я русский. Знаете, из 15 директоров приисков я один остался. Я считаю, что это благодаря средней прослойке директоров в России сохранилась и армия, и промышленность. Сказал себе, что не обрадую дядю Сэма, и Западу пора понять (тут Найман посмотрел на немецкого режиссера нашего фильма), что надо не бодаться с Россией, а вместе работать, ведь Китай и Корея не спят. В поселке Ягодном светило солнце и сиял золотой бюст Ленина у стен дома с колоннами. Вокруг него вертелась пара скейтбордистов. Простуда с ледяной реки у Бутыгчага меня отпустила, и стало как-то веселее. Женщина с фамилией Пушкина, дала мне — Дубровской — ключ от ночлега (и так мы и расписались на бумажке), и сделалось совсем уютно. Все самые живучие травы выползли посмотреть на короткое лето. Что удивительно, в средней полосе они никогда бы не встретились друг с другом, ведь одуванчик цветет в мае, а пижма, например, в августе. Но тут они все дружно спешили — крапива, пырей, подорожник, шиповник, лютик — управиться за месяц. Ягодное и Сусуман — это перебазировавшиеся с 1941 года поближе к трассе поселки, образованные из расформированного золотоносного прииска Хатыннах (в переводе Березовый). Березы здесь действительно отчаянно белы, нигде белее не видывала. Недалеко от бывшего поселка Хатыннах находилась страшная «Серпантинка» и тюрьма для смертников. В Ягодном живет Свободный Человек Майор. Он живет красиво в каком-то ангаре при своем гараже у колымского тракта и выехал к нам шикарно в сиянии заходящего солнца на мотоцикле собственной сборки в немыслимом шлеме, слегка в подпитии. Ему плевать на съемку, на популярность, но для корешей не жалко! А больше всего ему хочется покуражиться перед нерусями. Когда-то он испытывал ядерное оружие на Новой Земле, когда-то, еще раньше, бежал с Западной Украины из детдома и доехал аж до Сибири на крышах поездов, когда-то он служил, был мужем и отцом… Но теперь он просто свободен и волен как ветер. Он до сих пор красивый мужчина, вовсе не старик. — Смотри в эти голубые глаза, они не врут, но нае**ть могут! Он желает выпить, и противостоять ему невозможно. Переименовав оператора Энно в Гену, а режиссера в Стасика-сынку, он наливает и подливает. — Доротея, ты солнце мое! Переведи ей, — требует он от меня донести его чувства к помощнику оператора. И тут же уверяет, что я уже в него влюбилась, как и все женщины, что встречаются на его жизненном пути. В углу его ангара я замечаю поломанный аккордеон — в точности такой, какой был у недавно скончавшейся дочери Ежова Натальи, известной магаданской аккордеонистки. Но Ягодное далеко от Магадана, от поселка Ола, где жила эта замечательная женщина. — На помойке нашел, хотел починить и в детдом отдать, — поясняет Майор. На уцелевшей части инструмента я стала играть про Ванинский порт, а Майор схватил со стола ложки и очень ловко и страстно мне аккомпанировал. Голубые глаза его прослезились. Потом мы выпили и еще спели. — Эх, Колыма, Колыма. Кому Колыма, а кому колым, — сказал он. — Переведи этим нерусям! — Вот, ребята, столько русский народ выстрадал из-за правителей своих долбаных, выйди по трассе, Господи прости! 170 тысяч мужиков наших легло в эту трассу, по которой вы едете, запомните, вы едете по кладбищу! Эх, Расея! Большая, а дурна-а-ая! — Я русский! — Почти орет он. — А мне все они — бендера ты! А все равно это моя Родина, что я могу сделать! Срал я на правительство, горбачевых, медведевых, они приходят и уходят, а Родина-то одна. Я служил Родине, сын мой погиб за Родину, сын второй в Нидерландах тоже за Родину борется. Нет, уезжать я не хочу, я местный. Люблю тайгу, рыбалку. А верите, впервые испытал любовь к животному, к дикому зверю. Сижу на рыбалке и вижу, медведь ко мне идет, а в лапе скалка (то есть заноза — прим. автора). Я ему ту скалку вытащил, пинцет у меня был для насадки. Я ему, эта, пинцетом, а сам боюсь, махнет лапой — и нет меня. Он отошел, веришь, сел на жопу и пятнадцать минут мне кланялся. Я обоссался как щенок. Там такая зверюга, екарный бабай. Мужчина тебе это не скажет, а я искренний мужик. Страшно жить хочется! Клянусь мамой, это правда. Я себя считал крутым, а пока до мотоцикла дошел, мокрый весь был. — Пиздохеншванц! — он отбросил ловко пустую бутылку в угол и открыл другую. Пьян он не был. Мною было исполнено еще пару песен. — Ой, спасибо! А я думал, вот лахудру какую-то привели. Когда женщина на инструменте играет, я не человек, меня вообще нет! А знаешь, я веселый, а песни люблю грустные. Почему? Эх, Ириша, наливай, а то уйду! Кто я? Я отработанный материал, понимаешь? И всюду врут, и всюду есть нищета, и у нас, и на Западе тоже. И нигде не любят таких, как я, понимаешь, потому что я жопу никому не лижу и говорю все, что говорю. Думаешь, я боюсь пули? Да срал я на них, пусть стреляют! Чтобы сменить тему, я заиграла снова что-то. — Это шассон, эх! Ты выучила ее, да? Это ж одесская, оп-па! — И он пустился в пляс, босиком по гравию. Сусуман встретил плакатом «Мир без войны — наш идеал» на пустом доме и длинными безжизненными предместьями, простиравшимися на пару километров, но гостиница была на этот раз гостиницей — в здании автовокзала, прямо у дороги. С фасада этого странного дома на сваях глядел довольно злобный якутский бог, выполненный чеканкой по металлу. Под домом лежал нерастаявший снег. Пестрели объявления о покупке бивней мамонта, продаже того-сего. Кто-то ехидно исправил чью-то фамилию с Алданцевой на Елданцеву. В коридорах стояли ведра для дождевой воды, текущей с крыши, а в моем номере обитало гигантское дерево — лимон. Видно, в зимнее время тут хорошо топятся старые советские батареи. Лимон я щедро полила, так как в этом номере как раз с потолка и не капало, и завещала это делать девушкам, работающим в этом гостеприимище. В этих краях новые люди заметны сразу, и в магазинах любопытные женщины с Украины, истосковавшиеся от безлюдья даже в сезон, узнав кто мы и почему тут, полушепотом тут же стали повествовать о стоявших во льдах трупах заключенных женщин, но указать, где именно они стоят, не смогли. На «Сусуман золото» мы выехали поутру следующего дня. Огромный карьер простирался у ног, сновали японские экскаваторы. У края карьера лежала куча ржавого железа, в котором прослеживались остатки бывшей шахты сталинской эпохи. Все, что вытрясло драгой, — тут и лежало. Несмотря на строжайший запрет Наших Якутских Водителей «ничего не брать с собой из этих скорбных мест», я подобрала кусок металлического троса, размочаленного на конце, — примитивное орудие рабского труда. В военные годы норма выработки была сильно увеличена, за золото покупали самолеты для фронта. А после войны тут, в Сусумане, говорят, было много немецких военнопленных наряду с полицаями из УПА. На кладбище поселка, в туче комаров я вышла к зарослям иван-чая на краю и обнаружила остатки кладбища заключенных. Кое-где виднелись покосившиеся столбики. «Искатели захоронений именно так, по иван-чаю, их и находят, — сообщил мне Женя, которому я позвонила, чтобы об этом рассказать. — Местная почва бедна, человеческие останки удобряют ее, вот иван-чай и растет». После этого на все островки этих цветов вдоль колымской трассы я не могла смотреть без мыслей о смерти. Как и на срубленные деревья. Если пеньки высокие, рубили мужчины, значит, тут была мужская зона, если низкие — женская. На границе гражданского и зэковского захоронений валялся старый рельс с дыркой. Зачем? Почему здесь? Кто встанет и будет бить в него перед Страшным судом? Великая Якутская Шаманка Дора уже договорилась со всеми душами вдоль колымского тракта и отправила их в якутскую нирвану. — Мы, народ Саха, язычники, — сказал Наш Якутский Водитель. Бог и Небо для нас одно, но у него три сущности — власть, мудрость, острота. Однако каждое дерево, река, гора, подземное озеро имеют своего духа. Духов неисчислимое количество, среди них и воздушные, и те, что служат шаманам. Слушая его, я подумала, что тоже язычница, наверное, просто Иисус для меня — человеческий идеал, и его молитва мне помогает практически во всех ситуациях. А так, без слов, я молюсь деревьям, воде и солнцу, верю в духов предков и помощь высшего разума, который создал нас свободными, дал бесконечное множество вариантов и право выбрать. И мир, который мы имеем, и что мы творим с ним и друг с другом — только наша вина. (Окончание следует)

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.