Воскресенье , 26 Май 2019
Home / Общество / Спаси меня, мой мужчина!

Спаси меня, мой мужчина!

Оставшимся без половинок, страдающим и всем прочим депрессивным женщинам посвящается.
Мужчинам, впрочем, тоже. Но женщинам — чуть больше.

Прошлой лавочкой навеяно. Сидела, комменты читала, и подумала вдруг: вот надо об этом написать, прямо так, на конкретном примере конкретного человека. Раз уж так подвернулось. И я списалась с этой девочкой и сказала: а давай-ка пост.
Не знаю, как там сложится у неё дальше, а пока что… а пока что я увидела то, что увидела. И это увиденное я очень хочу разобрать. Потому что уж больно типично, как по мне.
Отличный наглядный пример того, как оно всё происходит.

У меня в прошлой лавочке была прекрасная, но печальная девушка — Танюша. Она писала о себе:
«…Обычная домашняя девушка, у которой даже подружек-то нет. Рассталась со своим мужчиной (узнала об измене) и оказалась одна, ну или почти. Как-никак, дочка у меня есть.Только вот полноты счастья без мужчины в доме я не испытываю.
Я не самая лучшая хозяйка, кулинарными талантами тоже особо не отличаюсь, не самая лучшая мать, но зато я умею любить и делать мужчину счастливым. И если для вас это важно, вы тоже как и я хотите семью — пишите.».

Вот есть у нас месседж. И что же мы в нём видим?
А видим мы в нём рассказ женщины о себе: обычная одинокая женщина, есть ребенок. Это то, что мы читаем.
А что мы чувствуем интуитивно? Что считываем невербально?
Вот об этом я и хочу поговорить.
Потому что считываю я в этом послании никакущую самооценку («я — так себе во всём», а также депрессию и тоску — по плечу сильному, которое должно появиться и спасти.
И я (да и не только я) прочитав это, понимаю, в каком состоянии сейчас находилась Танюша, когда это писала. Это улавливается сходу, слишком много грусти.

В общем-то, по-человечески понятны все эти чувства: не дай бог пережить, испытать, не зря говорят, что развод по силе переживаний часто приравнивают к смерти близкого. Человек и не может быть весел, когда жизнь даёт такую трещину.
И да, страшно в этом вариться. Страшно переживать, токовать и грустить, потому что человек такой становится похож на собаку, которую оставил хозяин: вот у неё был дом, тёплая подстилка и еда, а самое главное — всё понятно: тут прогулка, тут лапы помыть, и вдруг… улица. Человек натурально мечется и не понимает, куда ему двигаться дальше. Это страшно, да.

А ещё страшнее, если человек в этом варится долго. И чем дольше — тем ему становится хуже. Своими же руками он загоняет себя в капкан.
Если вовремя этого человека не развернуть на 180 градусов ( и чем раньше — тем лучше!), он рискует упереться в стену.
Да, рано или поздно ему надоест стоять носом в кирпичи, он развернётся и сам, и начнёт оглядываться по сторонам. Только вот если он начал оглядываться после того, как дальше вообще просвета нет — это значит, что уже сработал предохранитель. Я понимаю, бывают состояния, когда хочется страдать, бесконечно обсмаковывать свои переживания… и даже не хочется, а… по-другому не получается… но…
Но до состояния, когда предохранитель срабатывает сам, всё же, лучше не доводить. Потому что срабатывает он тогда, когда психика уже начинает перегорать. То есть — край.
Но зачем же доходить до края? Просто не нужно. Лишние страдания, плюс бездарно потерянное жизненное время.

Итак, почему я решила, что Танюша идёт прямиком в стену?
Потому что с того момента, как от Тани пришло грустное письмо, и до того, как письмо появилось в лавочке, прошло больше месяца, а я читала Танины комментарии, и видела: Таня как выбрала для себя направление, так упрямо туда и идёт, и прошла уже полдороги.
Поэтому я буду Таню разворачивать. А в её лице — всех девочек, упрямо бредущих не к свету, а в кирпичи.
И на этом я вынуждена закончить с лирикой. Дальше я буду жёсткой и даже, возможно, в чём-то жестокой. Разворачивать — так разворачивать.

* * * * *
Началось все с того, что в комментариях одна мудрая девочка, тоже прекрасно уловившая сквозящее в месседже состояние, написала Тане:
«Я тоже всем желаю счастья и удачи, но если Таня всерьез не займётся тем, что у неё в голове, и пока не поймет, что полноту счастья можно испытывать только изнутри независимо от наличия/отсутствия мужчины, то ничего хорошего не выйдет. Текст депрессивный, и скажите, хоть один мужчина захочет с такой женщиной дело иметь?».

И девочка, безусловно, была в этом права. Только вот Танюша немного не в том состоянии, чтобы прислушаться и понять: ей не желают плохого, наоборот, ей хотят помочь. Таня всеми силами защищает свой рухнувший мирок. Таня хочет идти в стену:
«Ну во-первых. Нужен не хоть один, а всего один.Не пять, не три, не два. А во-вторых, это нормально, что спустя несколько дней после расставания текст бывает депрессивный. Считаю вполне нормальным. В третьих, полноту счастья без любви мужчины не испытать, можно тешить себя бессмысленными иллюзиями о том, что женщина может быть счастлива от самореализации, независимости и прочих радостей жизни.Не может!!! Хочу быть любимой и желанной женщиной, могу себе это позволить.».

Тане ответили. Трезво и здраво:
«Про «хоть один мужчина»- имелось в виду, что ждём проявления интереса.
Татьяна, я Вам дело говорю, ищите хобби, становитесь счастливой, цветущей, лучистой, чтобы вокруг Вас всё пело и играло. Тогда «он» сам придёт.
Женщина при появлении мужчины должна задуматься, а стоит ли идти за ним, если он зовет. Она должна не лететь замуж, чтобы стать счастливой («ибо без мужчины полноты счастья не испытать»(с), а взвешивать и думать, будет ли ей с мужчиной лучше, чем сейчас.

Если женщина без раздумий идёт за мужчиной в уверенности, что без него ей полноты счастья не испытать, то она становится автоматически от него зависимой. Вы должны эти вопросы очень внимательно и серьёзно продумывать, т.к. дочь будет вдвойне несчастна, если мама несчастна. На депрессуху клюют только маньяки.».

Но Таня (как и многие женщины, находящиеся в такой же ситуации) не желает заметить главное послание (сначала вытащи себя сама из ямы, и тогда хорошее притянется!), она видит совсем другое. И Таня отвечает:
«Если женщина задумывается, взвешивает, думает- значит это не её мужчина.Тут всё просто. Вот когда встретите своего, то поймете. что зависеть от кого-то даже приятно, причём обоим.».

Впереди стена, вот-вот ба-баммс!

И чуть позже Таня добавляет:
«Вы мне лучше скажите есть ли у вас любимый мужчина? Счастливы ли вы с ним? И будете ли такой же счастливой если в один момент его не станет? Расстались и с вами ничего не происходит? Сидели себе крестиком в вышивали и дальше сидите, в глазах по прежнему счастье? Что за бред.»

То есть, понимаете, да? Таня написала примерно так: «Ааа, вот тебе хорошо говорить, у тебя-то есть мужчина, а я в другой ситуации, я одинокая и несчастная!».
Примерно так читается её ответ.
Так в чём же Таня не права?
А вот именно в том, что идёт в стену. В том, что совершенно не видит другой, правильной дороги. Образно говоря, сейчас это выглядит так: ей говорят — ты САМА должна найти в себе ресурсы и тогда ты станешь счастливой, а Таня отвечает — нет, мне нужно взять ресурс у кого-то, а без этого я — ничто.

Как на самом деле сейчас выглядит Танино послание в мир? Чего на самом деле хочет Таня? Она счастья хочет? Нет. Пока она на счастье не способна, у неё нет сейчас такой категории, просто — как факт — нет росточка, который можно вырастить.

И на самом деле Таня хочет отожрать ресурс взять этот росточек у кого-то.
Это она не специально такая хитрая-коварная, это со всеми нами такое делается, когда мы разобраны и разбиты, а самостоятельно подняться — просто нет сил.
И тогда нам надо ухватиться, уцепиться за ресурсы другого человека, как утопающий за соломинку и выкарабкаться, выплыть.
То есть, по сути, отожрать у другого, пока здорового, немного его хорошей жизни. Мол, слышишь, сильный человек, у меня сейчас ничего нет, но ты переполовинь мне то, что есть у тебя, твою силу, мне нада!
Это я не утрирую — все эти месседжи интуитивно вот именно так и читаются. У меня сейчас ничего нет, кроме депрессии и унылости моей, а ты мне отсыпь, что у тебя есть хорошего.

Именно этот момент я сейчас отслеживаю и хочу ткнуть в него носом всех страдающих.

Таня похожа на грустную принцессу в банке (не в замке, а в банке, это я не опечаталась). Вот я сижу и жду своего прекрасного сильного принца, который меня из этой банки вытащит, со всеми моими страдашками и проблемами, за руку возьмёт и уведёт в закат.
Принц этот должен меня, раненую, понять, подобрать, утешить и пригреть, он должен проникнуться моей печалью, заново собрать меня по кусочкам и тогда я оттаю. И тогда я стану счастливой. А до тех пор…

Только вот нахер это надо принцу?
Нет, вот серьёзно! Нахер. Это. Надо. Принцу?
Ведь мужчина, который потенциально и хотел бы при других обстоятельствах с тобой познакомиться, это чувствует тоже, как ему говорят: «Ты мне дай всё, что нужно, только взамен у меня ничего пока нет, но ты носись со мной, носись.»
Он это прочитает и что подумает? Правильно! А зачем оно мне надо?

Что ты ему дашь? Свои грустные глаза и исходящую от тебя печаль? А ему надо?
У него что, своих проблем нет, чтоб еще с посторонней пока унылой тёткой возиться?

И не надо огульно обвинять мужчину в чёрствости. Просто поставь себя на его место.
Представить себе, что на пути встретился такой вот брошенный и страдающий ещё по прошлым отношениям человек.
Вот ты бы, будь ты сейчас не страдающая, а красивая-весёлая-жизнерадостная, связалась бы с таким? Просто представь себе: тебе был бы нужен страдающий от предыдущей измены мэн с заниженной самооценкой?
О чём бы ты подумала, прочитав такой месседж от мужчины?

Готова была бы быть с ним рядом, будь ты сейчас вся такая жизнерадостная, и понимать, что не по тебе он слезы льёт ночами? А сопли вытирать ему — готова? А в грустные глаза смотреть? Вот ты что, прям вот так готова забрать его, брошенного-преданного-несчастного и утешать?
Да фигушки! Обходить ты его будешь десятой дорогой! Потому что он и тебя в депрессию утащит.
По-человечески посочувствовать ему на расстоянии — да, можно, но находиться рядом, впускать в себя и проникаться (неизбежно «загружаясь» его состоянием) — а зачем?
Это нерентабельный бизнес. Отдавать свои деньги в не приносящее дохода полуразрушенное предприятие. И ты по любому задумаешься: а хватит ли у тебя ещё денег, чтоб его заново отстроить, если там стены сырые и оно само по себе валится?
А что такого ценного сейчас в этом предприятии, кроме мокрой штукатурки?

Это очень просто — поставить себя на место другого. И очень сложно.
Потому что человек всегда носится с чувством собственной важности. Ему кажется, что его страдания настолько важны, что уж к нему-то должны бросаться на помощь и вытаскивать, одаривать, спасать его бесконечно, и непременно должен найтись кто-то, кто спасёт, кому надо, ага…
Я ж говорю — излишек собственной важности, которую мы охраняем двумя ручками.

Только вот мы сами не готовы, если что, спасти кого-то. Мы все такие. Да.
Люди не чёрствые, нет. Просто поставьте себя на это место: вам важны до глубины души страдания другого человека?
И это ведь не близкий человек, а пока еще совсем посторонний.
И то, даже постоянные страдания близкого могут надоесть, а уж к страданиям постороннего и вовсе прикасаться сильно не хочется!

Так что ты сейчас можешь дашь взамен тому, кто тебя вытащит?
Ах, ты пишешь: «Я умею любить и делать мужчину счастливым.»?
Только тут любой поймёт: делать кого-то счастливым в таком личном состоянии невозможно. Как ты его сделаешь счастливым, если ты сама несчастна? Дать можно только то, что у тебя есть. Хоть в хилом росточке. А сейчас этот росток задушен, смят, и ты даже сама не желаешь помочь ему подняться.
И на самом деле ты ждёшь, что появится кто-то, кто сделает счастливой тебя. Напряжётся и сделает, принесет счастье на блюдечке, ценой своего ресурса.

Только увы, так оно не работает. Никто не будет отдавать тебе свой хороший ресурс просто так. И любой, прочитавший твоё послание, любой прикоснувшийся к тебе и посмотревший в твои глаза, эту душную и мрачную энергетику считает моментально. Считает и отойдёт. Нерентабельно. Здание валится и стены сырые.

И пока ты это не осознаешь — ты будешь идти прямо. А впереди — стена. Сворачиваем, там тупик. Точно тупик.

* * * * *
Итак, перспективы прямой дороги, которая в стенку, надеюсь, ясны. Продолжаю дальше.

После некоторого диалога Тане пишет всё та же мудрая девочка:
«Как замечательно Вы всё трактуете в пользу своего упрямства. упорно не хотите видеть, что многие мужчины ответили, большинство хотят Катю.» (прим. Катя — более жизнерадостная девочка с той же лавочки)

А Таня отвечает вдруг:
«Мне совсем не интересны те, кто может хотеть Катю. Не мой уровень мужчины. И правильно Вы заметили- «хотят». У меня другие цели.»

Я это читаю, и мне режет взгляд. Уровень? Не твой уровень?!
То есть, мужчина, который — и это вполне нормально и здраво! — желает беспроблемную, жизнерадостную, улыбающуюся, не озабоченную какими-то прошлыми пережитыми страданиями девушку — не твой уровень?
Это меня не обманывают мои глаза?
«Я хочу видеть рядом жизнерадостного и весёлого человека.» — «Уйди, ты не мой уровень.».
А что ж тогда твой уровень? Ты правда хочешь мужчин, которым любы депрессии?
А какие у тебя цели? А ты хочешь бесконечно страдать по прошлой жизни или снова счастливой бегать на свидания и чтоб глаза горели? А ну, а ну?

Ах, они её хотят, а у тебя другие цели… Вот сволочи какие, хотят!
Ну, «хотят» в интернете — это громко сказано, скорее, внимание обращают…

Но вообще — а тебе что, не приятно разве, когда мужчина тебя хочет?
Просто ты не можешь сейчас быть такой, хотя бы визуально желанной, поэтому вынуждена защищать оставшийся у тебя не слишком презентабельный товар (я вас прошу, не опошляйте сейчас это слово!). Товар здесь — это как раз внутренний ресурс, то, чем человек может поделиться с другим.
У тебя сейчас не горят глаза, ты не можешь увлечь, привлечь, быть лёгкой птичкой, и потому как лиса в басне про виноград: «Ах, он фу, он зелен!».
А если б лиса дотянулась до винограда, что б она сказала, ммм?

Ну да, девки, вот такие мы все возвышенные, особенно когда раненые и не дотягивающиеся.
А с чего начинается мужская любовь? С «у неё такая прекрасная душа?». Что, прямо да?
Девки, да любовь и у женщин-то так не начинается!
Что, мы глядя на красивого жизнерадостного мальчика сильно-то о его душе прекрасной думаем? Нет, нам нравится, что он хорошенький и улыбается.
И сначала к человеку появляется внешнее влечение. А душа — это дело уже второстепенное, в том смысле, что ковыряться в душе мы будем только у того, кто нам внешне мил.
А если у него на лице написано «я порван и ещё страдаю», и энергетика соответствующая, мрачная — ну какое тут влечение-то? Разве что для мазохистов. Или для садистов. Дотоптать и уничтожить.

Ооо да! Не срааавнивай, Катя! Когда кто-то страдааает, так то одно, а когда мы — так то сааавсем другооое! Ооо, дааа!

Нам кажется, что принц должен почувствовать в нас, переживающих, потрёпанных нашу тонкую душевную организацию, и всё вот это вот. Примерно как «она его за муки полюбила, а он её — за состраданье к ним», ага.
Только вот ещё раз: нахрен это надо принцу?
А поставить себя на место принца? Который бодр, весел, не депрессивен, желает жить счастливо, находится в хорошем расположении духа ( других-то нам не надо?). И на кого он посмотрит? На весёлую и жизнерадостную? Или на ту, которая сидит, в своих болячках ковыряется?

Мужик тебе — не врач.
А хотела бы ты сама оказаться на месте медсестры, спасающей раненого в сердце больного? Нет? Вот то-то же!

И да, пока ты в состоянии грустной амёбы — к тебе действительно может притянуться или мразь, которая на кровушку приплыла (вот такие точно мигом и в количествах сбегутся!!), или точно такой же унылый кадр, кем-то брошенный, депрессивный, с которым здоровые ресурсом не делятся, а ему бы хоть где-то крошки подобрать. И сам он может поделиться только бедками своими.
И будете вы как два попугайчика бесконечно друг друга проблемки обсасывать.
И вам будет казаться, что это вы так выплываете, а на самом деле — нет, взявшись за ручки, да оба в стену.

А вот дальше есть два варианта. Если вы оба окажетесь умными, сильными и очччень трезвомыслящими (оба! а это ещё должно так крупно повезти!) вы поймёте, что произошло, и усилием воли и понимания трезво «открутите назад», и продолжите идти и дальше, взявшись за руки и оберегая друг друга. Но это минимальный шанс. Подчёркиваю: крайне минимальный. Скорее, даже фарт, чем шанс.
…потому что с большей вероятностью уперевшись в стену вы оба поймёте, что тупик, начнёте потихоньку смотреть на окружающий мир, и… станете, скорее всего, друг другу не очень-то нужны.
И каждый в свое одиночество.

* * * * *
Девчонки, я знаю, привести себя в порядок — это дело не одного момента, но начинать смотреть в направлении «от стены» нужно как можно скорее. После любой жизненной драмы — как можно скорее! Тогда и уйдёшь от стены намного быстрее.

Я понимаю, что сразу после расставания нет сил действительно радоваться жизни. Но надо бы хотя бы делать вид. Всё хорошо, у меня все хорошо! У меня есть что дать людям, я улыбаюсь и я жива! Я ЖИВА, УРА! А всё остальное — да это мелкие проблемы, не обращайте внимание, пустяк, пройдёт.
И ведь оно так и работает: чем больше хотя бы искусственно делаешь вид, тем больше и внутренне тянешься к этому виду. И тогда действительно всё становится хорошо. И приходят те, кто нужен.

В общем… посвящаю всем девчонкам, которые идут не туда.
________

© Екатерина Безымянная

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.