Вторник , 17 Июль 2018
Home / Общество / От идеи до утилизации: как готовят инженеров для задач полного цикла

От идеи до утилизации: как готовят инженеров для задач полного цикла

Сибирский федеральный университет выпустил первых бакалавров, подготовленных по особой методике инженерного образования CDIO. О том, что представляет собой эта новая для России программа, подробно рассказала куратор проекта CDIO, советник ректора СФУ Наталия Гафурова.

‒ На днях в СФУ состоялся первый выпуск инженерного бакалавриата CDIO. В чем суть этого пилотного проекта? И почему многие эксперты называют его элитарным и затратным?

‒ CDIO ‒ международная инициатива, которая зародилась в Америке в Массачусетском технологическом университете чуть более 10 лет назад в ответ на кризис инженерного образования.

Кризисные явления в этой сфере наблюдаются во всех странах мира: выпущенные специалисты не способны решать инженерные задачи в полном инженерном цикле ‒ от идеи до утилизации продукта. Выпускники университетов, к сожалению, способны управлять лишь фрагментом процесса инженерной деятельности.

Когда мы пытались понять, что такое инженерное образование нового поколения, то спросили об этом многих работодателей. Все они были едины во мнении: «теоретическая подготовка выпускников замечательная, но к живой деятельности в инженерии это не имеет никакого отношения».

Сегодня, как и 10-20 лет назад, начинающему инженеру на предприятии советуют забыть все, чему его учили в вузе. Даже дипломные и практические работы в университетах далеки от реальной инженерной деятельности. В этом смысле мы посчитали, что проект CDIO, инициированный в Сколково Сколтехом, может быть крайне полезен – он практико-ориентирован и четко увязан с работодателем. Студенты с перового дня обучения занимаются конкретными инженерными проектами, самостоятельно придумывают новые продукты или технологии, ведут конструкторские работы.

В CDIO реализуются 12 образовательных стандартов, в разработке которых участвовали ведущие международные эксперты в области высшего инженерного образования. Собранные воедино стандарты представляют определенную систему, при максимальной реализации которой мы получаем новые образовательные эффекты.

‒ Какие новые дисциплины были введены?

‒ В последние годы в инженерии происходят глобальные явления, связанные с такими понятиями как экологизация, профессиональная ответственность за свой труд и пр. В Японии, например, 4 года студенты проходят курс «Инженерная этика». Курс отвечает на два простых вопроса: чем поможет данное инженерное изобретение человеку и что будет после того, как это устройство перестанет использоваться. Сейчас у нас тоже введена такая учебная дисциплина пока не большим объемом.

Более того, ряд дисциплин нам пришлось поменять, серьезно пересмотреть перегруженную теорию и ввести на первый взгляд очень странные для рядового инженерного вуза направления подготовки, например, «Бережливое производство», «Промышленный  дизайн», «Управление проектами» и другие.

Дисциплину «История», которую традиционно изучают в школе и в вузе, мы посчитали возможным заменить на «Историю и философию науки и техники производства» (программа разработана на идеях полученных нами в Новосибирском академгородке). При ее изучении студенты увязывают инженерные достижения с историей человечества, рассматривают их как драйвер развития общества, ищут причинно-следственные связи. Они совершено иначе воспринимают исторические факты, понимая какую роль в это время сыграли инженерные открытия. В результате нашим преподавателям истории пришлось существенно пересмотреть собственную концепцию преподавательской работы, вступить в коммуникацию с преподавателями инженерных дисциплин.

Аналогично с дисциплиной по иностранным языкам: мы были вынуждены усилить языковую подготовку учащихся. Первые два года студенты изучают язык в обязательном порядке, а затем выбирают профессиональный и отраслевой язык. Ребята свободно работают с базами и международными журналами. В этом смысле они порой оказываются более компетентными в ряде вопросов, чем их дипломные руководители, не имеющие такой языковой подготовки.

‒ Какие проблемы возникают в ходе реализации проекта?

‒ Главная проблема ‒ кадры. Чтобы программа попала в проект CDIO, должны быть выполнены два критерия отбора. Первое ‒ это «живой работодатель», который готов войти в учебный процесс не формально, как это часто бывает, а реально участвовать в оценке работ, вести дисциплины. Такие вещи у нас уже сложились. Программа реализуется в партнерстве с ОАО «РУСАЛ», ПАО «Газпром», ООО «Сибирская генерирующая компания» и другими работодателями.

Второй критерий – инициативные преподаватели, которые не удовлетворены своим текущим преподавательским трудом и пытаются найти что-то новое, профессионально развиваться. Мы очень много вкладываем в повышение квалификации преподавателей. Образование ‒ высокотехнологичная отрасль. Если мы не заведем сюда новые технологии работы с людьми, мы мало что получим на выходе.

Каждый преподаватель ежегодно проходит 1-2 курса повышения квалификации. Это предусмотрено в образовательных стандартах: один стандарт про обязательное повышение квалификации любого преподавателя на предприятии у работодателя, чтобы было понимание современного контекста инженерии, а второй – про обязательное совершенствование преподавательских компетенций.

‒ Вам удалось до конца преодолеть кадровые проблемы?

‒ Не совсем. Надо понимать, что образование консервативно. Мы ощущаем высокое сопротивление изменениям и в управлении, и в обычных преподавательских коллективах. Мы создаем новое сообщество, иногда даже нарушаем каноны, например, канон автономной деятельности преподавателя, когда тот заходит в аудиторию, где он один «царь и бог…». Нет, у нас командная работа, часто в аудитории ведут занятия 2-3 преподавателя, иногда на разных языках одновременно.

CDIO требует интегрированные дисциплины, задания и занятия. Например, когда на английском языке учащиеся разбирают какое-то физическое устройство или собирают его по принципу «убери лишнее». Коммуницировать можно только на иностранном языке.

Кроме того, мы применяем игровую технологию обучения, которая сейчас очень популярна в мире. Чтобы ребят как-то эмоционально включить в процесс обучения, первый семестр они играют в СТЕМ игру, главная задача которой состоит в том, чтобы они осознали, что без физики и математики и т.п. ни одного инженерного устройства не случится. Так мы мотивируем студентов на изучение сложных дисциплин, которые всегда тяжело даются на первом курсе.

‒ Каждый студент прикладного бакалавриата обязательно выполняет персональный или групповой проект и получает по итогам экспертно-публичную оценку. Есть какие-нибудь интересные студенческие работы?

‒ Недавно наши студенты реализовали проект по усовершенствованию инвалидной коляски для паралимпийских керлингистов. Другой проект ‒ нестандартная детская лавочка вокруг ветвистого экзотического дерева, которое выглядит так сказочно, что располагает к игре. Кроме того, они придумали и разработали техническое устройство для сварки, позволяющее сделать очень длинный ровный шов. Сварку такого шва не выдерживает человеческая рука – мы можем дотянуться не более метра. Еще они изобрели аппарат, который способен обеспечить ритмичную круговую сварку трубы.

Есть у нас и очень любопытная студенческая разработка «Физика для школьников», наглядно показывающая физические явления, и социальные проекты, например, спроектированные места для сбора макулатуры и батареек. Студентов много ‒ все работы очень разноплановые.

Советуем посмотреть

Около двух миллионов человек посетили фестиваль болельщиков ФИФА в Москве

МОСКВА, 16 июл — РИА Новости. Около двух миллионов человек посетили площадку фестиваля болельщиков ФИФА на Воробьёвых ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *