Вторник , 15 Октябрь 2019
Home / Общество / «Медведи» наведут «Прометеи»

«Медведи» наведут «Прометеи»






В Обручевском районе Юго-Западного округа появится новый благоустроенный парк. На его территории обустроят велодорожки, лыжную трассу, дорожку для катания на роликах, веревочный парк и многое другое. Об этом говорится в документации ГБУ «Жилищник Обручевского района». Комплексное благоустройство и озеленение территории пройдет на улице Обручева. На месте будущего парка обустроят дорожно-тропиночную сеть, отремонтируют газон, рассадят цветники, обустроят площадки для мини-футбола, воркаута, настольного тенниса, веревочный парк, детские и спортивные площадки. В парке также будут вазоны, скамейки и скульптуры, площадки для выгула собак. Кроме того, здесь сделают комплекс дорожек для катания на роликах, велодорожки и лыжные трассы. Концепция благоустройства будет разработана в течение года. Россияне стали меньше ходить в библиотеки, но всё же интерес к этим учреждениям не угас: 40% жителей страны всё еще пользуются их услугами. Отток читателей ощутим в сельских библиотеках и в отдаленных регионах. В борьбе за посетителей вчерашние книгохранилища превратились в клубы — стали организовывать лектории, проводить мастер-классы и праздники. Часть читателей удалось заинтересовать электронными версиями книг и периодики. Как показал опрос, проведенный в феврале 2017 года порталом Superjob.ru, 60% россиян вообще не пользуются библиотеками. Если сравнить эти данные с показателями 2007 года, то видно, что библиотеки потеряли 4% своих читателей. «Когда не было интернета, я очень много читала. Сейчас всю информацию беру из интернета», — пояснила в комментариях к исследованию 54-летняя участница опроса из Тюмени. «В библиотеках редко бывают актуальные журналы или новые книги. Да и сервис оставляет желать лучшего», — отметил 26-летний менеджер по персоналу из Челябинска. Завсегдатаями библиотек называют себя 12% населения (5% ходят раз в неделю, 7% — раз в месяц). Среди остальных читателей половина посещает библиотеки от одного до нескольких раз в год, другая половина — реже раза в год. «Я — научный сотрудник, преподаватель, поэтому хожу в библиотеку довольно часто, — сообщил 40-летний доцент из Омска. — Иногда несколько раз в месяц, иногда — реже. Сейчас появились хорошие электронные библиотеки (государственные и частные подборки книг, статей). Но было бы здорово, если бы оцифровали собрание Российской государственной библиотеки и выложили для всеобщего пользования. Это особенно важно для жителей регионов России, так как командировки для работы в библиотеках Москвы уже не оплачивают». Самой большой популярностью пользуются городские библиотеки (они привлекают 59% читателей). На втором месте — районные (четверть посетителей). На третьем — специализированные (ими интересуется десятая часть завсегдатаев библиотек). Мужчины и женщины посещают «книжные храмы» с одинаковой активностью, но первые предпочитают читальные залы (52% опрошенных мужчин отметили эту услугу, в то время как среди женщин любительниц читальных залов оказалось всего 48%). Интерес к абонементу более выражен у женщин (46% против 31%). «Моя мама, пенсионерка, несмотря на то что дома много книг, посещает публичную библиотеку каждые две недели», — отметил 51-летний менеджер по проблемным задолженностям из Волгограда. «Наиболее удобным для меня является абонемент — для чтения литературы дома, в свободное время», — пояснила 28-летний помощник бухгалтера из Твери. «Раз в месяц захожу в библиотеку нашего города. Она находится в доступной близости, и перечень книг достаточно разнообразный», — пояснил 28-летний респондент из Сочи. Примерно четверть своих посетителей библиотеки привлекают творческими мастерскими, клубами, концертами и другими мероприятиями. Этот показатель одинаков для всех возрастных категорий. Активнее всего библиотеками пользуется молодежь (от 18 до 24 лет). Также на интересе к библиотекам сказывается уровень доходов: среди людей с зарплатами ниже 24 тыс. рублей библиотеками пользуются 45%, от 25 до 35 тыс. рублей — 42%, а выше 35 тыс. руб. — только 34%. В ответ на вопрос об актуальных услугах библиотек респонденты дали следующие пояснения: «встречи, литературные гостиные», «поиск нужного материала для дипломной работы», «подготовка к выпускной квалификационной работе». «Хожу в библиотеку только по необходимости, связанной с учебой», — уточняет 49-летний инспектор отдела кадров из Волжского. «Интернет-библиотеки посещаю каждый день, а в специализированные учреждения захожу взять учебники», — отметил 18-летний респондент из Кемерово. «Известия» поинтересовались у сотрудников библиотек, как изменился интерес читателей к этим учреждениям. Оказалось, что в крупных городских библиотеках наблюдают наплыв посетителей, а в мелких региональных — отток. — За последние три года поток читателей увеличился примерно в два раза, причем и в абонемент, и в читальный зал, — сообщила библиограф Центральной универсальной научной библиотеки им. Н.А. Некрасова. — Конечно, мы много делаем для привлечения читателей: проводим выставки, презентации книг, картин, фильмов, концерты. У нас работает много языковых клубов. Это всё бесплатные услуги. Основные возрастные категории наших читателей — это молодежь (студенты) и пенсионеры. Заведующая методико-библиографическим отделом Центральной районной библиотеки им. С.С. Гейченко (Петергоф) Ирина Цуркан самыми активными читателями считает дошкольников, младших школьников и людей старшего возраста. По ее словам, популярность электронных книг не вытеснила печатные издания: в библиотеке только 20% «электронных читателей», а остальные предпочитают «пошуршать страничками». — Поток читателей за последние десять лет увеличился примерно на 20%, — отметила Ирина Цуркан. — Это связано и с переходом на электронную книговыдачу, и с модернизацией библиотеки. Если раньше мы работали только с книжным фондом, то теперь самый большой интерес наших посетителей вызывают массовые мероприятия. Фактически мы выступаем как информационный и культурный центр: проводим круглые столы, семинары, организуем праздники. Библиотекам отдаленных регионов приходится труднее: интерес к ним падает пропорционально ухудшению демографической ситуации. — Поток читателей уменьшился, потому что численность населения сокращается. Люди уезжают из села, — отметила директор Каргасокской межпоселенческой центральной районной библиотеки (Томская область) Ольга Саломаха. — Ходить в библиотеку стали меньше, особенно молодежь. Школьники приходят в основном на уроки по краеведению. Людей среднего возраста среди наших читателей почти нет. Основной контингент — это старшее поколение. По словам директора Вологодской областной детской библиотеки Тамары Кузнецовой, спад читательской активности в публичных библиотеках начался 15 лет назад. — Раньше школьные и вузовские библиотеки были слабоваты, и студенты шли в общедоступные. Потом ситуация изменилась, и отток студентов был ощутимый, — уточнила Тамара Кузнецова. — Теперь многие материалы, например краеведческие, оцифровываются. И часть читателей переходит на электронную форму работы. Кроме того, сейчас очень плохо обновляются фонды публичных библиотек. И из-за этого мы тоже теряем читателей. Но, по словам директора Вологодской областной детской библиотеки, наблюдаются и положительные тенденции: в библиотеки стали чаще водить дошкольников. Причем в последние годы это всё больше делают папы. По мнению Тамары Кузнецовой, такая активность означает, что у родителей появилось понимание того, как правильно развивать детей — они должны читать, причем именно бумажные книги. Архитектор-реставратор, член секции деревянной архитектуры научно-методического совета Минкультуры РФ Андрей Бодэ и представители нескольких российских общественных организаций готовят письмо в Министерство культуры с просьбой решить проблему сохранения уникальных деревянных церквей Русского Севера. Приказ № 1278 этого ведомства лишил их возможности самостоятельно заниматься спасением ветхих построек. Общественники забили тревогу по поводу деревянных церквей, поскольку именно им угрожает наибольшая опасность. Дерево требует особого отношения. Но в отличие от других старинных домов, по большей части находящихся в частной собственности, многие деревянные храмы бесхозны. — Ситуация в сфере сохранения памятников деревянного зодчества крайне тяжелая. Государственные средства выделяются лишь на реставрацию нескольких объектов федерального значения, а на памятники регионального значения, которых большинство, средств из федерального или региональных бюджетов практически нет, — рассказал «Известиям» архитектор-реставратор, член секции деревянной архитектуры научно-методического совета Минкультуры РФ Андрей Бодэ. До последнего времени ситуацию спасали общественные инициативы, включающие проведение первоочередных противоаварийных и консервационных работ. Однако 8 июня 2016 года вышел приказ Минкультуры № 1278, где указано, что заявителем на получение задания по сохранению объекта может быть только собственник или иной законный владелец объекта. Благотворительные фонды, занимающиеся сохранением архитектурных памятников, узнали об этом приказе совершенно случайно. — Работы в сезоне 2016 года проходили по заявкам, утвержденным заранее. О том, что правила изменились, узнали только сейчас, подавая новые заявки, — пояснил Андрей Бодэ. — Подавляющее большинство деревянных храмов либо заброшены, либо за ними просто присматривают местные жители, но законных владельцев они не имеют и в ближайшем будущем иметь не будут. Соответственно, и общественники, не являясь хозяевами, не смогут им помогать. О той же проблеме «Известиям» рассказали представители благотворительных фондов «Вереница» и «Общее дело», а также источник, близкий к Минкультуры. Большинство из тех, с кем мы разговаривали, считают приказ ошибкой. О нынешней ситуации стало известно после проблем с выдачей задания на проведение противоаварийных работ на деревянной часовне в деревне Зашондомье Архангельской области. — Часовня является региональным памятником, находящимся в крайне аварийном состоянии, — рассказала представитель «Вереницы» Ольга Зинина. Директор той же организации Маргарита Баева добавила, что бюджет регионального Минкульта не позволял реставрировать всё, что требовало реставрации, после чего общественники «сами потихоньку и начали оформлять разрешения, хотя это довольно трудно и без того закона». — С госреставрацией большие проблемы, а развивая «народную» реставрацию через маленькие фонды, через жителей, можно достичь многого, — уверена она. На странице организации в соцсетях указаны около 10 подопечных церквей и часовен. А недавно была заведена отдельная страница, посвященная сохранению Георгиевской часовни 1732 года на реке Сюма в Архангельской области. По словам специалистов, угроза нависла над десятками деревянных церквей и примерно сотней часовен. Особенно актуально это для Русского Севера, таких населенных пунктов, как Турчасово, Подпорожье, Волосово, Пермогорье, Лычный Остров, Унежма, Патрикеевка, Ижма, Сельцо и др. Три четверти аварийных объектов приходится на Архангельскую область. В Инспекции по охране объектов культурного наследия Архангельской области «Известиям» рассказали, что не могут отвечать за федеральные органы власти, выпустившие приказ. Однако в пресс-службе Минкульта «Известиям» заявили, что приказ не скажется негативно на памятниках, а призван лишь упорядочить работы по их сохранению. В ведомстве не считают, что государство уделяет охране этих объектов мало внимания. Финансирование выделяется в рамках ФЦП «Культура России (2012–2018 годы)» на основании ежегодных заявок, поступающих либо от пользователя объекта, либо от органа исполнительной власти субъекта РФ. В рамках ФЦП предусмотрен даже отдельный пункт «Комплексный проект «Культура Русского Севера», направленный на сохранение наиболее ценных памятников деревянного зодчества. В 2017 году на эти цели выделяется 92 млн рублей. Работы будут проводиться в Карелии, Архангельской, Вологодской и других областях. А ключевой момент, разделяющий Минкульт и общественников, — вопрос об участии последних в реставрационных и консервационных работах. Законодательством установлено, что у любого недвижимого имущества должен быть собственник, в случае с сохранением культурного наследия именно он должен нести охранные обязательства, поясняют в министерстве. Если объект находится в федеральной, региональной или муниципальной собственности и никому не передан в пользование, охранное обязательство подлежит выполнению местными органами власти. — В случае проведения работ на объекте, не имеющем законных владельцев, по инициативе общественных организаций охранное обязательство и задание не может быть выдано им в силу требований федерального закона, — подчеркнули в министерстве. — Общественные организации не несут ответственности за сохранность объекта культурного наследия. Кроме того, любые работы на объекте культурного наследия, в том числе консервационные и противоаварийные, должны проводиться юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия. При этом представители общественной организации имеют право стать собственниками того или иного памятника, чтобы законно проводить на нем соответствующие работы. — Считаем, что общественные организации могут сыграть важнейшую роль и в части выявления бесхозных объектов и информировании органов охраны объектов культурного наследия и управления имуществом, а также выходить с инициативой предложений по закреплению такого имущества, — добавили в пресс-службе. Наконец, общественники могут влиять на решения о включении памятника в программу реставрации, правда, опять же не в свою, а в государственную. В прошлом году был расширен состав экспертной комиссии, отбирающей объекты для этих работ за счет госсредств. Процедура также стала более технически совершенной и прозрачной. Решат ли эти меры проблему сохранения бесхозного культурного достояния, покажет время. Федеральная служба войск национальной гвардии (ФСВНГ) планирует отказаться от камуфляжного узора «Цифра» для полевой формы одежды. Его место на зимних и летних комплектах формы одежды росгвардейцев должны занять многоцветные пятнистые узоры «Излом» (для оперативных частей и подразделений) и «Мох» (для спецназа и разведчиков). «Цифровой» камуфляж (еще его называют пиксельным) был основным для внутренних войск, а также поставлялся в отдельные подразделения СОБРа и ОМОНа. По словам экспертов, в настоящее время в армиях и правоохранительных органах развитых стран мира «цифровые» («пиксельные») камуфляжные узоры стремительно теряют свою популярность, уступая место сложным многоцветным узорам. Камуфляж «Цифра» был разработан в конце 2000-х годов. Под обозначением «Единая маскировочная расцветка» (ЕМР) он принят на снабжение Минобороны и другими силовыми ведомствами. Рисунок «Цифры» — это сочетание пятен четырех защитных цветов (светло-зеленый, темно-зеленый, коричневый и черный). Они разбиты на маленькие квадраты- «пиксели» размером от нескольких миллиметров до одного сантиметра. — Сейчас в качестве основных для полевой формы одежды мы рассматриваем рисунки: «Излом» — для оперативных частей и подразделений, «Светлый мох» — для спецназа и разведчиков, — заявил «Известиям» заместитель директора Росгвардии генерал-полковник Сергей Меликов. Как пояснили «Известиям» в департаменте по взаимодействию со СМИ Росгвардии, в настоящее время оба камуфляжных узора тщательно изучаются. В частности, проверяется, как «Мох» и «Излом» маскируют на местности и защищают военнослужащих от приборов ночного видения и тепловизоров. Также важно определить, не потеряют ли узоры своих защитных свойств после многочисленных стирок с различными моющими средствами. До недавнего времени «Излом» наравне с «Цифрой» был основным камуфляжем внутренних войск. Полевые комплекты формы одежды с этим рисунком поставлялись преимущественно в разведывательные подразделения, а также отряды специального назначения. «Излом» — это сочетание небольших рваных пятен пяти защитных цветов. А вот камуфляж «Мох» появился у российских силовиков относительно недавно. Его узор сочетает большие амебообразные пятна. Их цвета подобраны так, чтобы сглаживались границы и обеспечивался плавный переход от одного цвета к другому. Получается единый плавный рисунок без разрывов. В конце прошлого года «Мох» прошел испытания в 15-м Центральном научно-исследовательском институте инженерных войск Минобороны. По их итогам камуфляж был признан пригодным для российских силовых ведомств. Но пока полевая форма одежды с узором «Мох» в войска массово не поставлялась. — В середине 2000-х годов, после того как Пентагон первым принял на снабжение «цифровой» камуфляж расцветок ARPAT и MARPAT, в мире начался бум на «пиксельные» камуфляжи, — рассказал «Известиям» главный редактор журнала «Экспорт вооружения» Андрей Фролов. — Но сейчас «пиксели» уже не столь популярны. Такие узоры хорошо маскируют от приборов ночного видения, но не всегда эффективно работают на местности. Главная проблема камуфляжного узора — это граница, где один цвет резко меняется на другой. Когда военнослужащий начинает шевелиться, границы смещаются и эти движения хорошо видны противнику. Поэтому в настоящее время магистральный путь развития камуфляжных узоров — это плавные рисунки без разрывов из полутонов со сглаженными границами. По словам эксперта, хороший пример таких камуфляжей — это узоры серий Multicam, A-TACS, Kryptek и Ghostex. В частности, доработанный Multicam, получивший название Scorpion, недавно принят на снабжение Пентагоном. И уже активно заменяет в войсках «цифровые» камуфляжи. — «Излом» и «Мох» отвечают современным тенденциям в разработке камуфляжных узоров, — пояснил Андрей Фролов. — Нельзя забывать, что нанесение современных узоров типа Ghostex или оригинального Multicam требует наличия цифровой линии производства с программируемыми станками, которая по сложности мало отличается от применяемых в авиационной или космической отрасли. Российские стратегические ракетоносцы Ту-95мс и Ту-160, дальние бомбардировщики Ту-22м3, военно-транспортные Ил-76 в режиме реального времени смогут навести на противника новейшие зенитные системы С-500 «Прометей» и С-400 «Триумф». Этого удалось достичь, научив взаимодействовать автоматизированную систему управления (АСУ) военно-транспортной и дальней авиацией «Крыло-А» и АСУ ПВО «Властелин-ТП». В феврале нынешнего года военному ведомству был выдан государственный патент на право интеллектуальной собственности (есть в распоряжении «Известий»). Работы по совмещению двух автоматизированных систем управления заняли несколько лет. Завершены они были в конце лета прошлого года. По мнению экспертов, «связка» двух систем управления защитит уязвимые бомбардировщики и транспорты от истребителей, а также позволит наносить неожиданные удары по воздушным целям. Взаимодействуют две АСУ с помощью специальной компьютерной программы. Ее функциональные возможности, как указывается в документах, «заключаются в отправке и приеме сообщений в соответствии с протоколом взаимодействия между изделиями». — Совмещение двух систем открывает российским Воздушно-космическим силам уникальные возможности, — рассказал «Известиям» главный редактор интернет-проекта Militaryrussia Дмитрий Корнев. — Станции радиотехнической разведки, установленные на бомбардировщиках и транспортах, с высокой точностью могут обнаруживать вражеские летательные аппараты. Нельзя забывать, что эти машины действуют на расстоянии тысяч километров от границ России. Полученные данные будут переданы на позиции С-400 или С-500. Зенитные системы успеют подготовиться, а если позволит дальность, то и сбить самолеты противника. Как указывается в открытых источниках, «Крыло-А» (изделие 83т50А) — это автоматизированная система дальней авиации и военно-транспортной авиации с функциями автоматизированной системы боевого управления. «Крыло» отображает в реальном времени координаты самолетов, их параметры и техническое состояние. Также АСУ передает на наземные пункты управления данные с бортовых систем радиотехнической разведки сведения о воздушной обстановке. Работы по «Властелину-ТП» были начаты концерном ВКО «Алмаз-Антей» еще в середине 2000-х годов. Как указывается в годовых отчетах концерна, «Властелин» — это перспективная автоматизированная система управления авиацией и ПВО. — АСУ предназначена для управления новейшими зенитными системами, — пояснил Дмитрий Корнев. — Еще в первых сообщениях говорилось, что создается она именно для работы с С-500. Также можно предположить, что к «Властелину» могут быть подключены системы С-400, С-300В4 и, возможно, «Бук-М3». Система отображает информацию от всех систем наблюдения, в режиме реального времени распределяет цели между зенитными системами и выдает полетное задание. Как отметил независимый военный эксперт Антон Лавров, соединение отдельных информационных систем в единую — это магистральный путь развития современных систем вооружения. — Это так называемый принцип сетецентрической войны, — отметил Антон Лавров. — В частности, по такому принципу создан новейший американский истребитель F-35. Обмен информацией между системами ПВО, радиолокаторами и летательными аппаратами повышает информационную осведомленность не только штабов и пунктов управления, но и расчетов зенитных систем, операторов РЛС и пилотов самолетов. Это позволяет быстрее реагировать на действия противника и, упреждая их, самостоятельно наносить удары. Как рассказал «Известиям» бывший главком ВВС России Петр Дейнекин, с учетом протяженности границ России еще во времена СССР разрабатывались воздушные средства, обеспечивающие предупреждение о нападении. — Стратегические ракетоносцы и дальние бомбардировщики выполняют свои задачи далеко от родных берегов, и поэтому информация, полученная с них, будет очень полезна для систем ПВО страны, так как позволит им подготовиться к воздушному нападению, — пояснил Петр Дейнекин. Когда именно система будет применяться на практике, опрошенные «Известиями» специалисты ответить затруднились. Но по прогнозам, ее внедрение может занять два-три года.

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.