Пятница , 23 Август 2019
Home / Общество / Маэстро и патриот: коллеги вспоминают Виталия Чуркина в годовщину его ухода

Маэстро и патриот: коллеги вспоминают Виталия Чуркина в годовщину его ухода

ООН, 20 фев — РИА Новости. Маэстро, истинный патриот, человек колоссальной требовательности — так о Виталии Чуркине отзываются коллеги, работавшие под его руководством в Нью-Йорке. О своем опыте службы «по стандартам» Чуркина они рассказали в годовщину ухода из жизни выдающегося российского дипломата.

Виталий Чуркин скоропостижно скончался 20 февраля 2017 года, за день до своего 65-летия. С 8 апреля 2006 года он занимал пост постоянного представителя России при ООН в Нью-Йорке, был представителем РФ в Совете Безопасности ООН. Эти годы Чуркин в миссии был не только старшим по рангу, но и по возрасту. «Его решения не обсуждались, его слова воспринимались как руководство к действию», — поделился с РИА Новости заведующий политической референтурой, координатор работы в Совете Безопасности ООН Александр Волгарев. Он работал под началом Чуркина более трех лет и характеризует его как человека колоссальной требовательности — к сотрудникам, и в первую очередь — к себе.

«Виталий Иванович всегда сам готовился к консультациям Совета Безопасности по всем вопросам, вплоть до уровня экспертов. Это особенно проявлялось в ходе согласования резолюций в узких форматах и сказывалось на работе с постпредом США при ООН. Саманта Пауэр тоже всегда приходила прекрасно подготовленная, и они общались без помощи экспертов и без бумажек», — отмечает Волгарев. По его словам, большинство документов к встречам Чуркин внимательно изучал сам, даже если бумаги были распространены накануне вечером, и даже если это были сто страниц технического текста. «Это хорошая школа. Зная его скрупулезное отношение к самоподготовке, к нему надо было приходить готовым на все сто», — отмечает дипломат. «Не могу сказать, что он стремился быть наставником, но по факту он действительно им был», — добавил Волгарев.

Ныне исполняющий обязанности начальника отдела Департамента международных организаций МИД РФ Олег Филимонов работал в политической референтуре постпредства с 2012 по 2016 годы. Чуркина он характеризует просто — строг, но справедлив.

«Под руководством Виталия Ивановича и в связке с ним вдвоем приходилось работать очень часто. Он не чурался браться за работу, которую другой постпред мог бы счесть не своего уровня. В этом смысле он был как генерал, который чувствовал и знал рядовых бойцов. Он был достаточно требовательным, но никогда не придирался попусту. Он ожидал результата, но относился с уважением ко всем сотрудникам. Он четко понимал, когда что-то можно сделать, а когда — нельзя, даже если человек будет сильно стараться. Поэтому он не ставил невыполнимых задач», — говорит Филимонов.

Он отмечает, что на многое обратил внимание, наблюдая за тем, как Чуркин строит беседу с партнерами страны в ООН. Когда Россия в СБ ООН оказывается в меньшинстве, а то и в одиночестве, особенно высокие требования предъявляются к качеству аргументации, умению убедить собеседников. «В постпредствах наших принципиальных оппонентов к Виталию Ивановичу было особое отношение. После заседаний по горячим темам его острые реплики потом в кулуарах пересказывали и смаковали», — отмечает дипломат.

/

$(function(){
$(«.b-inject[id=’inject_1511197275′] .b-slideshow»).riaSlideshow({
owl : {
autoplay : false
}
});
if($.fn.riaShareMedia instanceof Function ) {
$(‘.b-share-media__inject-slideshow’).riaShareMedia({
callbackOpenMain : function(){
this.$el.parents(‘.b-slideshow:first’).data(‘riaSlideshow’).navHide();
},
callbackCloseMain : function(){
this.$el.parents(‘.b-slideshow:first’).data(‘riaSlideshow’).navShow();
},
callbackOpenMore : function(){
this.$el.parents(‘.b-slideshow:first’).data(‘riaSlideshow’).navHide();
},
callbackCloseMore : function(){
this.$el.parents(‘.b-slideshow:first’).data(‘riaSlideshow’).navShow();
}

});
}
});

Заявления Чуркина расходились на цитаты и по другую сторону зала Совета Безопасности ООН: с ним не упускали возможности пообщаться западные и российские журналисты. Корреспонденты в ООН ценили его за откровенность и профессионализм, кстати, и за умение выиграть в поединке «дипломат-репортер», но при этом с уважением к журналисту.

Для освещающей работу ООН прессы российский постпред — один из основных ньюсмейкеров, а Виталий Иванович еще один из самых уважаемых. Год назад, после новости о его кончине журналисты рассказали о своей работе с ним.

«Для меня очевидно, что даже те, кто оказывался оппонентом России в Совбезе, имели величайшее уважение к интеллекту, способностям и знаниям всех процедур ООН, которые демонстрировал посол Чуркин. В прошлом году он сильнее всех раскритиковал меня за мой вопрос по политике (России) в Сирии. На следующий день он был (ко мне) так же дружелюбен, как и всегда. Кажется, он никогда не воспринимал все эти вещи в личном плане», — рассказал старший корреспондент «Аль-Джазиры» в ООН Джеймс Бейс.

Ветеран ооновскокого журналистского корпуса, многие годы возглавлявшая бюро агентства Рейтер в ООН Эвелин Леопольд подчеркивает, что Чуркин «всегда был скор на ответ, мог реагировать на язвительные комментарии сразу же, когда применял вето в Совбезе… Соглашался ли с ним кто-то или нет, все равно после этого все хотели узнать его мнение».

Корреспондент агентства «Франс пресс» Кэрол Ландри отметила, что Чуркин уделял журналистам немало времени, подробно отвечая на вопросы о политике России. «Он был непримирим, и казалось, что те, кто пытался загнать его угол, быстро понимали, что равных Виталию Чуркину не было. С ним было и много смешных моментов».

Впервые на экранах всех телекомпаний мира Чуркин появился в 1986 году. Отбивая напор американских конгрессменов в прямом эфире, он, второй секретарь советского посольства в США, взял на себя ответственность рассказать миру о трагедии в Чернобыле. Те кадры с логотипом CNN показывали по советскому телевидению. Вопросы звучали острые, жесткие, даже едкие — потепление отношений еще только начиналось, атмосфера неприятия всего советского никуда не делась. «А вы не думаете, что катастрофа в Чернобыле показала, что СССР на грани краха?» — спросили Чуркина. «А вы не думаете, что катастрофа «Челленджера» показала, что США на грани краха?» — парировал он. Эта тема больше во время тех слушаний не поднималась. Хотя, конечно, на многие вопросы Виталий Чуркин ответить не смог в силу отсутствия точной информации из центра. Но его идеальный английский и умение быстро реагировать и брать на себя ответственность вызвала уважительные комментарии в американских СМИ. И показала, пожалуй, впервые открытость Москвы и готовность сотрудничать для борьбы с последствиями катастрофы.

Пересказывать биографию Виталия Ивановича можно долго, например, говорить про его большое участие в прекращении кровопролития в самом страшном конфликте в Европе после Второй мировой — в бывшей Югославии. В начале девяностых он круглосуточно занимался балканским урегулированием как спецпредставитель президента России, мотался из Москвы в Белград, Нью-Йорк, Сараево, Загреб, Женеву, снова в Белград, вел переговоры практически без перерыва. И когда поздней ночью в каком-нибудь аэропорту его окружали журналисты всех мировых СМИ, он четко и спокойно отвечал на вопросы. Без сомнений в правоте своих слов. Молодой, в очках, с седой шевелюрой. Жизнерадостный, любящий свою работу и умеющий выполнять ее на сто процентов.

Советуем посмотреть

СПЧ предложил расширить проект о частичной декриминализации статьи 282 УК

МОСКВА, 5 дек — РИА Новости. Совет по правам человека при президенте России предлагает уточнить и расширить законопроект о частичной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.