Актуальные новости
Home / Криминал / Вор в законе Дудука

Вор в законе Дудука

Вор в законе Гиви Парцхаладзе — Дудука

Маленький городишко Хони в Западной Грузии, расположенный на полпути из Кутаиси в Сенаки, оставил в истории след двумя фактами. Сначала его историческое название было изменено на Цулукидзе в честь революционера местного грузинского розлива. Было одно время такое поветрие. Второй значимой деталью, связанной с городом, стала тюрьма. Исправительное учреждение в Цулукидзе было домом для десятков грузинских «воров в законе», рожденных советским временем. По документам она носила название ИК-46.
Демография знает примеры, когда около лагерей скапливался особый контингент, пропитанный духом заключения. Его с собой на волю приносили местные жители, работающие в охране, и сами зэки, выходящие на свободу. Некоторые из них могли остановиться на долгое время близ места своих страданий и рассказывать в минуты откровения правду или байки о тюремной жизни открывшим от восхищения рот юнцам. Около колоний рождалась особая субкультура, в которой привычные для нормального общества ценности претерпевали огромную деформацию или вообще происходила их полная подмена. Из Хони вышел довольно многочисленный отряд «воров в законе», всегда отличавшихся строго принципиальным отношениям к понятиям.
Гиви Парцхаладзе
Гиви Парцхаладзе вырос именно в такой среде. Он родился в 1959 году и в юности, пришедшей как раз на взрыв популярности в грузинском обществе любых уголовных авторитетов, впитал в подкорку головного мозга все принципы уголовной идеологии. В 1978 году его под конвоем из зала суда доставили по другую сторону забора ИК-46. Ему сразу «впаяли» 5 лет.
Через 2 года воры, постоянно находившиеся в тюрьме, внимательно присмотревшись к нему, решили присвоить ему титул. В 80-х грузинских воров часто презрительно называли «мандариновыми» или «лаврушниками», подчеркивая слишком уж упрощенный процесс достижения вершин воровской иерархии. Парцхаладзе, получивший «погоняло» Дудука, хоть сам понюхал специфический запах настоящей тюрьмы. Многие его коллеги просто покупали за деньги звание, облагая налогом торговцев на рынках. По сути, они были не ворами, а рэкетирами или уличными хулиганами, не желающими трудиться, а вести разгульную жизнь, пользуясь плодами чужого труда.

Слева воры в законе: Эдишер Шовнадзе, Гиви Парцхаладзе (Дудука) и Тариел Качарава, 1982 год, Грузия, ИТК-46

Крестные отцы, вероятно, знали Дудуку с юности. Они вполне могли встретиться с ним на свободе на улицах Хони. Трое из них были его земляками. Все они старше Дудуки по возрасту и с безупречной для вора репутацией.

Вор в законе Амиран Мелкадзе — Амия Хонский

Только Тликва (Каросанидзе) под конец жизни немного «подкачал». Уехав погостить в Среднюю Азию с ее обилием самопального опия, он не рассчитал дозу и вернулся в Хони в гробу.
Амию Хонского (Мелкадзе) упокоили двумя годами позже рядом с ним на городском кладбище. Он спокойно доживал свой век на родине, не поддавшись общему для всех грузин желанию перебраться за криминальными заработками в Россию. Махохия (Кикачешвили), напротив, перебрался в Москву, где умер в 2009 году и пополнил пантеон захоронений хонских воров.
Махохия был довольно принципиальной и решительной личностью. В Москве он бросил вызов группировке влиятельнейшего вора Деда Хасана (Усоян). В отличии от Рудика Бакинского (Оганов), расстрелянного в придорожном кафе, адекватного ответа за грубость Махохия не дождался. Умер он своей смертью.  Первым же расстался с жизнью Пушкин (Парулава). Он погиб почти в бою, как герой, расстрелянный на улице Кутаиси. Случилось это при советской власти в 1989 году, когда заказные убийства не стали еще повседневной новостью.
Поволжье воровское
В 1985 году Дудуку вновь осудили на этот раз всего на полгода. Из Хони, несмотря на крошечный срок, его провезли почти через всю страну в колонию уральского поселка Ревда. На обратном пути Дудука познакомился с абсолютно другой страной ─ Россией и она ему, в общем то, понравилась, особенно Поволжье. Имея за плечами 2 «ходки» он мог позволить себе выполнить одну из основных функций настоящего «вора в законе» ─ подготовку подрастающей смены. Выбирал он из грузин, но не из земляков.

Вор в законе Тристан Сичинава — Горо

Выбор оказался неудачным на все 100%. Крестники не оставили никакого следа в людской памяти. Тариэла Сухумского (Качарава) не признал за вора в тюрьме Балашова другой авторитетный грузинский вор Горо Тристан (Сичинава).  Мамуку (Бобохидзе) и Мурашку (Бурчуладзе) ждала та же участь. Решение по Мурашке потом пересмотрели, но легче ему от этого не стало. Большого авторитета он так и не приобрел.
В 1995 году Дудука перебрался в Самарскую область. Он имел связи с московской воровской диаспорой, которая благословила его на путешествие в богатый автомобилями и нефтью поволжский край. Грузин не стал останавливаться в областном центре Самаре или областном промышленном мегаполисе Тольятти, а выбрал для проживания более спокойный Жигулевск. Новейшая воровская история Самарской области началась в середине 80-х годов, когда единственным полноправным ее хозяином был старый вор Санька Яблочко (Москалу). Тогда среди криминалитета он установил строгие классические воровские понятия.
Так продолжалось недолго. Яблочко, измученного хроническими заболеваниями, приобретенными за десятилетия  пребывания на нарах, в 1992 году проводили в последний путь на кладбище. Его приемником сразу объявил себя авторитет Гурген. Он был полной противоположностью Яблочко и воспринимал должность «смотрящего», как право беззастенчиво облагать поборами каждого повстречавшегося ему на пути предпринимателя, причем в свою пользу. Отчисления в центральный «общак» он не всегда считал нужным делать.
Особого авторитета у Гургена изначально не было, только наглость. Он среди зэков считался «бакланом», то есть обычным хулиганом. Однако, прирожденная страсть к мордобою и решительность, долгое время заставляли помалкивать всех недовольных его властью. В Самарскую область приехала инспекция из центрального воровского офиса в составе 2-х грузин. Вскоре тело одного из них нашли продырявленным пулями в придорожной канаве. Гурген никак не хотел уступать никому власть, но, боясь неизбежной мести, ему пришлось в 1993 году скрыться из Тольятти в неизвестном направлении.

Вор в законе Юрий Кузьмин — Моряк

В Самаре оставались еще авторитетные славянские воры Моряк (Кузьмин) и Китаец (Китаев), но в Москве рассудили по иному. Решено было отдать всю Самарскую область с ее автомобильным гигантом и нефтеперерабатывающими заводами надежным грузинам. В Тольятти и окрестностях началось наращивание группировки грузинских «воров в законе». По диспозиции Дудука вместе с Важей Чохатурским (Ромишвили) должен был помогать Анзору Зестафонскому (Хуцешвили), назначенному на место лидера. Вся область в Москве была отведена в зону контроля влиятельного вора Шакро Молодого (Калашов).
В 1996 году стратегические решения были утверждены на массовой воровской сходке в Москве. Два десятка «воров в законе» лишили имени Моряка и Китайца. Последний не стал возражать и остался живым до сегодняшних дней, а Моряк упорствовал. Он переехал из Тольятти в Орск, продолжая именовать себя вором. Через год после сходки его арестовали в Челябинской области с пакетом опия и винтовкой. Моряка перевезли в СИЗО Оренбурга, где неизвестные привели в исполнение вынесенный приговор неуступчивому вору.
Киллер для Дудуки
Роль подручного несколько тяготила фора «новой формации» Дудуку. Он чувствовал в себе силы развернуться по-настоящему. В Жигулевске его соседом стал вор Гиви Колыма (Джиджейшвили), но он ему ни чем не мог помешать. Отсидевший почти 40 лет в тюрьмах грузин давно отстал от жизни и его представления о нормах поведения вора просто веселили Дудуку, считавшего Колыму ископаемым, наподобие мамонта.
Вокруг грузинской партии в Самарской области собирались грозовые тучи. Буквально через год после смены власти началась грандиозная стрельба, в итоге заставившая Анзора Зестафонского бросить все рычаги управления и скрыться от греха подальше в Москве. Бегство продлило ему жизнь на 2 десятка лет. Алчность не позволила Дудуке трезво оценить обстановку и последовать за шефом.
В любой войне первыми гибнут рядовые, а потом уже командиры. В конце июня 1998 года в Волгограде был застрелен авторитет Александр Выговской по кличке Захар, являвшейся правой рукой Дудуки. Это был последний звонок перед заключительным актом спектакля. Жарким днем 13 июля 1998 года к вышедшему из своего дома Дудуке подскочил неприметный мужичок в спецовке и выстрелил ему в живот, грудь и голову. Последний выстрел был контрольным. Киллер вскочил на припаркованный у забора велосипед и скрылся с места преступления.

Могила вора в законе Гиви Парцхаладзе (Дудука)

Его путь прошел через близлежащую стройку, где у него был спрятан пакет с другой одеждой. Он переоделся в фирменный спортивный костюм, но все же попался в руки милиции, оперативно организовавшей план «Перехват». Его опознали свидетели, но отвечать на любые вопросы убийца отказался. Кто конкретно «заказал» навсегда осталось тайной. По заведенному у грузинских воров обычаю тело Дудуки упокоили на родине в Хони.

Советуем посмотреть

Сергей Калинин и Андрей Голушко

Сергей Калинин Как сообщало агентство «Руспрес», на прошлой неделе по делу о мошенничестве с газовыми ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *