Понедельник , 20 Август 2018
Home / Криминал / Судебная эпопея российских олигархов

Судебная эпопея российских олигархов

Виктор Вексельберг

Имя Виктора Вексельберга продолжает бороздить просторы американских медиа: олигарху настойчиво приписывают вмешательство в президентские выборы 2016 года. Однако из героя политических новостей Вексельберг вот-вот превратится в звезду судебной хроники. Суд Нью-Йорка принял к рассмотрению уже второй иск к Вексельбергу и его давнему другу Леонарду Блаватнику, который может затмить знаменитый процесс между Романом Абрамовичем и Борисом Березовским.
Если бы режиссер Мартин Скорсезе создавал свои знаменитые «Банды Нью-Йорка» в наши дни, его сюжет мог бы оказаться совершенно иным. Судебные процессы между русскими олигархами, которые не только жить, но и судиться предпочитают на Западе, дают куда более колоритный материал для Голливуда.
Родоначальниками жанра стали Роман Абрамович и покойный ныне Борис Березовский. За их тяжбой в Высоком суде Лондона наблюдал весь мир. Не менее увлекательно проходили и слушания по иску бизнесмена, близкого к «Измайловской» ОПГ, знаменитого Михаила Черного к миллиардеру Олегу Дерипаске. Однако судебные приключения Виктора Вексельберга в Нью-Йорке обещают намного превзойти «русские сезоны» в Лондоне.
Иск к Лебедеву
Вялотекущий спор между попавшим в санкционные списки США олигархом Виктором Вексельбергом, богатейшим жителем Великобритании с американским паспортом Леонардом Блаватником и горько обманувшемся в этих господах экс-сенатором от Чувашии Леонидом Лебедевым вспыхнул с новой силой.

Леонард Блаватник

На этой неделе в Верховный суд штата Нью-Йорк поступило ходатайство адвокатов Блаватника и Вексельберга, из которого следует, что все четыре года Лебедев бессовестно лгал американской Фемиде. Речь идет об иске, в котором все, начиная с имен заявителя и ответчика и заканчивая сутью претензий, ярко описывает особенности крупного бизнеса в современной России.
В 2014 году, когда спецпрокурор Мюллер не имел к Вексельбергу никаких вопросов, они появились у нью-йоркского суда. Тогда еще сенатор от Чувашии, а ныне гражданин Кипра Леонид Лебедев обратился с иском в суд Нью-Йорка, требуя 2 млрд долларов от гражданина США Леонарда Блаватника и резидента Швейцарии Виктора Вексельберга, которые, в свою очередь, вероломно обманули Лебедева на указанную выше сумму.
В иске Лебедев заявляет, что Виктор Вексельберг и Леонард Блаватник не выплатили сенатору его долю в 15% от продажи ТНК-BP «Роснефти», на которой заработали порядка 14 млрд долларов на двоих. Себя Лебедев называет «тайным акционером» компании OGIP, которая когда-то владела ТНК. Тайное владение Лебедева распространялось, по его основанному на понятиях убеждению, и на российскую долю в созданной в 2003 году компании ТНК-BP.

Леонид Лебедев

Элегантная формулировка «тайный акционер» подразумевала ровно то же, что имели в виду Борис Березовский и Михаил Черной, объясняя свои претензии к Роману Абрамовичу и Олегу Дерипаске соответственно. Главным же доказательством своей правоты Лебедев назвал «дивиденды» в размере 600 млн долларов, которые Блаватник и Вексельберг некоторое время переводили на счет ирландской Coral Petroleum Limited, пока не перепутали понятия.
Тайный акционер
До слияния с British Petroleum «Тюменская нефтяная компания» (ТНК) принадлежала компании OGIP, тайным акционером которой называет себя Лебедев. Экс-сенатор утверждает, что внес в уставный капитал OGIP 10,5% «Нижневартовскнефтегаза», 1,8% «Тюменской нефтяной компании» и 25 млн долларов наличными.
Право на 15% во всех структурах ТНК Лебедев объясняет неформальным соглашением с Виктором Вексельбергом и Леонардом Блаватником, по которому Лебедев снял свою заявку с аукциона по приватизации 40% ТНК в конце 90-х.
Позднее объединенная ТНК-BP принадлежала британской British Petroleum (50%) и российскому консорциуму «Альфа-групп» – Access Industries – «Ренова» (50%). Бенефициарами Access Industries и «Реновы» выступают Леонард Блаватник и Виктор Вексельберг соответственно. OGIP была ликвидирована сразу после слияния ТНК и British Petroleum.
Договориться о понятиях обитатели списка Forbes не могут до сих пор. В частности, в ходатайстве со стороны Вексельберга и Блаватника упоминается соглашение о приобретении (Acquisition Agreement), который они считают сделкой по продаже Лебедевым своих 15%. Сам Лебедев настаивает, что это были дивиденды, на что, кстати, указывает и неоднократность платежей.
Однако основательно потрудившись, адвокаты Блаватника и Вексельберга нашли путаницу в показаниях самого сенатора. Настаивая на факте безосновательного на первый взгляд получения денег компанией Coral Petroleum Limited, Лебедев никак не мог четко определить свою роль в данной фирме. Изливая обиды на страницах российских газет, он утверждал, что Coral находилась под его контролем, давая же показания в суде Нью-Йорка, Лебедев уверял, что ирландская компания — всего лишь посредник в передаче дивидендов «тайному акционеру». Нестыковку показаний экс-сенатор объясняет трудностями перевода.

Виктор Вексельберг и Леонард Блаватник

Между тем, документы швейцарского банка BNP Paribas, которые были затребованы судом по просьбе адвокатов Вексельберга и Блаватника, говорят о том, что с журналистами в России Лебедев был честнее, нежели с судьей в США. Из документов BNP Paribas следует, что экс-сенатор действительно контролировал Coral Petroleum, управляя текущей деятельностью компании с момента ее основания в 1999 году.
В своем ходатайстве представители ответчиков жалуются, что обман Лебедева отнял у них годы на поиски документов и лег тяжким бременем на суды четырех стран — Англии, Кипра, Швейцарии и Ирландии. Было удивительно не обнаружить в списке обремененных стран России, ведь именно стараниями следователей скромного УМВД Тверской области адвокаты Вексельберга узнали столько любопытных, пусть и не имеющих прямого отношения к делу, фактов об ирландской Coral Petroleum Limited.
Леонид Лебедев
На момент обращения к американскому правосудию Леонид Лебедев укоренился в Совфеде РФ и мог позволить себе не слишком интересоваться российскими законами. Так, Лебедев пропустил тот момент, когда чиновникам запретили иметь иностранное гражданство, а может просто о своем гражданстве Кипра запамятовал.
Не волновался сенатор-киприот и об уголовных делах вокруг подконтрольной Лебедеву «Территориальной генерирующей компании №2» (ТГК-2), ставшей виновницей срыва отопительного сезона в Тверской области. Веерные отключения тепла в регионе никак не сказывались на скорости следствия. Зато с появлением иска Лебедева в Нью-Йорке у российских следователей открылось второе дыхание.

Леонид Лебедев

Не сумев привлечь Лебедева к уже открытому делу хотя бы потому, что сенатор не занимался оперативным управлением ТГК-2, в 2016 году тверские следователи возбудили новое уголовное дело в отношении самого Лебедева. Поводом к возбуждению стало заявление миноритарного акционера ТГК-2 компании Lonicera Participation Corp. По некоторым данным, Lonicera контролируется топ-менеджерами «Реновы». Lonicera доверительно сообщала тверским следователям, что Леонид Лебедев едва ли не собственноручно вывел из ТГК-2 порядка 220 млн долларов.
Адвокаты Лебедева оправдывались покупкой электростанции в македонском Скопье, которая была сделана на эти средства. Справедливости ради заметим, что эта сделка признана судом Лимассола (Кипр) незаконной и с тех пор судьба денег остается неизвестной. Однако еще менее понятным был интерес тверских следователей к компании Coral Petroleum Limited (Ирландия). Coral хоть и контролировалась Лебедевым, но в цепочке сделок ТГК-2 никакого участия не принимала. Между тем именно на счета Coral Лебедеву приходили фейковые дивиденды от мнимого владения акциями ТНК.
Тем не менее, ирландская Coral Petroleum Limited вызвала живейший интерес тверских следователей. Старший следователь по особо важным делам УМВД по Тверской области Никита Матвеев так самоотверженно защищал интересы Lonicera Participation Corp, что даже заговорил по-английски. На языке международной дипломатии Матвеев послал многостраничный запрос в полицию Ирландии. Каждая страница документа была усеяна вопросами о Coral Petroleum, при этом, как уверял Матвеев, сведения ему нужны для расследования вывода средств из ТГК-2, в котором Coral не участвовала.
Однако Матвеев не напрасно учил язык Шекспира и его запрос не пропал даром. Ответы ирландских полицейских пригодились адвокатам Вексельберга в Нью-Йорке, которые, оспаривая иск Лебедева, демонстрируют поразительную осведомленность о финансовых операциях Coral Petroleum. В частности, они уже нашли объяснение тем 600 млн долларов, что прошли через счета фирмы. Представители Вексельберга уверяют суд, что это не дивиденды от тайного владения долей, а плата за ее покупку накануне слияния с British Petroleum.
Что могло заставить Лебедева продать долю в этот момент, а главное почему один из самых богатых олигархов России оплачивал ее несколько лет, предшествовавших «покупке», адвокаты пока не придумали. Времени на обдумывание у юристов остается все меньше. В конце июля Верховный суд штата Нью-Йорк приступил к рассмотрению по существу иска, в котором Леонид Лебедев оказался по одну сторону баррикад со своими обидчиками. За защитой своих прав в нью-йоркский суд обратился Магомед Магомедов, утверждающий что все трое должны ему 1,3 млрд долларов.
Магомед Магомедов
Братья Магомедовы находятся под арестом по обвинению в совершении целого ряда преступлений с причинением государству ущерба на сумму 2,5 млрд рублей (и это только по предварительным подсчетам). Непривычная обстановка тюремной камеры способствует переосмыслению жизни. И пока Зиявудин Магомедов, спасая нажитое непосильным трудом, разводился и распродавал активы, его брат Магомед поддался ностальгии.

Магомед Магомедов в суде

За несколько месяцев ареста он вспомнил некие семейные конфликты, на почве которых Магомед Магомедов элегантно отмежевался от проблемного бизнеса брата. Статус бедного родственника был слишком непривычен, и Магомедов углубился в воспоминания. Память сразу подбросила ему интереснейший случай из 90-х, который и лег в основу его исковых требований, представших перед Верховным судом Нью-Йорка за подписью арестанта Магомедова и его родственника Ахмеда Билалова, которого в России также ждут уголовные дела.

Ахмед Билалов

В те далекие дни Магомедовы и их родственник Ахмед Билалов пробовали себя в банковском секторе. Однажды в банке «Диамант» взял кредит бизнесмен Олег Ким, заложив при этом свои 5,37% в компании «Нижневартовскнефтегаз». ННГ была главной нефтедобывающей площадкой «Тюменской нефтяной компании» (ТНК) и счастливым приобретением для Магомедова и Билалова, когда в 1996 году Ким не вернул «Диаманту» кредит.
Не успели новоиспеченные нефтяники как следует осмотреться в новом бизнесе, как в ННГ разгорелся конфликт за контроль над компанией. Тогдашний генеральный директор компании Виктор Палий контролировал 40% ННГ, столько же в сумме было у друзей-товарищей Виктора Вексельберга и тогда еще Леонида Блаватника. Все решали оставшиеся 10%, из которых 5,37% принадлежали Магомедову и Билалову, еще 5,13% находились в руках будущего сенатора и владельца группы «Синтез» Леонида Лебедева.

Виктор Палий

Вексельберг предложил всем троим выкупить их доли. По словам Магомеда Магомедова, ему с Билаловым было предложено 90 млн долларов, от которых оба отказались, сославшись на то, что поддерживают Палия. Здесь авторы, надо признать, лукавят перед лицом американского правосудия. В 1996-97 годах они активно судились за ту самую долю в ННГ с ее бывшим владельцем Кимом и были страшно далеки от тонких кулуарных интриг в «Нижневартовскнефтегазе». В 1998 году Высший арбитражный суд присудил вернуть спорную долю Олегу Киму, что и определило дальнейший ход событий.
Бизнесмен Леонид Лебедев, с которым к тому моменту успели встретиться Вексельберг и Блаватник, интриг был не чужд и к тому же хорошо осведомлен о судебных коллизиях Магомедова и Билалова. Нарождающийся талант политика требовал выхода, и Лебедев предложил совладельцам «Реновы» уладить их проблемы в обмен на долю в бизнесе. Те согласились.
Не прилагая особых усилий, Лебедев купил у Кима его долю в ННГ, аккумулировав в своих руках 10,5% компании, и вошел в бизнес Вексельберга и Блаватника, чем все трое вероломно обманули истцов, которые, зная прикуп, ни за что бы не выполнили решение ВАС и не вернули долю Киму. Правда, о решении ВАС обманутые Магомедов и Билалов суду не поведали.
Увидев, как Леонид Лебедев отчаянно борется за «свои» миллиарды, Магомед Магомедов мгновенно вычислил причитающуюся им с Билаловым сумму по одному ему известной формуле.
Американскому судье будет нелегко вникнуть в специфическую арифметику России 90-х. Впрочем, не исключено, что все четверо сумеют забыть старые обиды и придут к мировому соглашению. Тем более что судьба уже наказала участников запутанной истории: швейцарские банки заблокировали 1 млрд франков на счетах Вексельберга, Лебедев вынужденно покинул кресло сенатора, Магомед Магомедов находится в СИЗО, а увлекшийся театром Леонард Блаватник больше всего хотел бы убедить власти США, что знать не знает этих троих.

Советуем посмотреть

Сестры Хачатурян признали вину в убийстве отца

Ангелина Хачатурян в суде Три сестры Хачатурян признали вину в убийстве отца и дали развернутые ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *