Четверг , 19 Сентябрь 2019
Home / Наука и техника / Новейшие технологии на службе охотников за сокровищами

Новейшие технологии на службе охотников за сокровищами

Золото

Пока разгорается золотая лихорадка 21 века, каждый охотник за сокровищами перебирает высокотехнологичные способы поиска затонувших кладов: от спутников, изучающих океаны из космоса, до разумных подводных дронов. «Зачастую, находясь на поверхности моря, вы даже представить не можете, что под вами есть суша, земля, — объясняет Уилл О’Халлоран, директор по морским операциям в Bluefin Robotics. — Там горные хребты, пустыни, каньоны, плато, крутые обрывы. Мы летаем над ними, как на самолете».

Bluefin делает автономные подводные аппараты (АПА) — подводных дронов, которые самостоятельно «летают» по морю, сканируя морское дно по сетке, размеченной операторами. В отличие от других «дистанционно управляемых» устройств, они не привязаны к лодке и не управляются людьми, так что им приходится ориентироваться на местности самостоятельно и с умом, а после возвращаться на корабль в целости и сохранности.

Такого рода технологии давно используются военными, например, для обнаружения подводных мин. Но золотая лихорадка в разгаре — и дроны начали использовать для поисков затонувших кораблей с сокровищами. Технологии прекрасно подходят для поисков затонувшей добычи. Но какие именно возможности получают охотники за сокровищами 21 века, вооруженные современными гаджетами?

АПА

В мастерской Bluefin Robotics, на юге Бостона, собирают большинство АПА. Мимо груд частей и компонентов иногда проходят инженеры и электрики. АПА имеют чувствительные к давлению, водонепроницаемые корпуса для защиты электроники. Они также содержат жесткие пеноблоки, которые сжимаются под давлением, позволяя воде попадать в специальные камеры, таким образом контролируя плавучесть на глубине. Это как небольшие разумные субмарины.

Некоторые из аппаратов длиной больше метра — одна квадратная платформа минимум четыре метра в длину — другие же относительно малые, меньше метра в длину.

АПА Bluefin использовали для поисков рейса малайзийского «Боинга» MH370, который исчез 8 марта 2014 года с 239 людьми на борту. Они также помогли Полу Аллену из Microsoft найти потерянный линкор времен Второй мировой войны. О’Халлоран говорит, что публичные события вроде этих еще больше разожгли заинтересованность в использовании дронов для поиска затонувших кораблей.

«Теперь люди осведомлены о существовании технологий, которые позволят восстановить вещи, которые когда-то считались потерянными навсегда», — говорит он.

Потерянные в море

АПА Bluefin впечатляют, когда понимаешь, что они работают с определенной степенью независимости и надежности. Они не только физически не привязаны к суднам; «летая» в воде, они могут терять GPS-сигнал и испытывать чрезвычайно медленную связь с операторами. Одним словом, если вы запускаете АПА, вы можете быть уверены в том, что он знает, что делать. Один из способов решить эти проблемы — следить за водяными течениями и изменениями в плавучести, чтобы обнаружить, когда АПА сходит с пути, и убедиться, что он не покинет область интереса. Помимо сонара, зонд также может делать снимки морского дна и объектов на нем, объясняет О’Халлоран. «Аппараты оснащены камерами и делают снимки, как спутники-шпионы».

Подводный робот хорошо подходит для подхода к обломкам, когда вы знаете, где они. Но как обследовать крупные участки подводного окружения? Многие искатели ищут обломки так, как вы и представить не могли. Один из неожиданных подходов включает зондирование с очень большого расстояния — из космоса. Доктор Рори Квинн из Университета Ульстера и его коллеги объяснили, как спутниковая съемка может выявить обломки корабля под водой.

Исследователи показали, что видимый свет и ближнее инфракрасное сканирование прибрежных вод может выявить шлейфы — облака осадков, например — окружающих обломки. «Хотя спутниковые данные не могут сравниться с акустическими и лазерными данными с точки зрения разрешения, они дают широкий обзор прибрежного ландшафта», — отмечают ученые в работе.

Водолазы

Но Квинн указывает, что такой тип сканирования ограничен прибрежной глубиной в 150 метров или чуть меньше.

Если же вам нужна съемка в высоком разрешении, а также если вы хотите обследовать большую площадь на больших глубинах, вероятно, придется обратиться к продвинутому виду сонара под названием SAS (synthetic aperture sonar). В отличие от традиционных систем, которые отправляют звуковой сигнал к цели в виде корабля или АПА, проходя над ними, SAS отправляет множество сигналов во время движения. Это позволяет сделать картинку с повышенным разрешением — с детализацией до нескольких сантиметров.

Это существенная разница, если вам нужно разглядеть не шину от трактора, а книгу — или золотой слиток. Одна из компаний, разрабатывающих такого рода технологии для команд искателей, это канадская Kraken Sonar. Среди высокотехнологичных функций систем Kraken есть способность постоянной коррекции данных с учетом факта постоянного движения установки сонара — даже если он подпрыгивает на волнах. Полученное изображение морского дна настолько четкое, что кажется сделанным с помощью стабильного и неподвижного устройства. Сонар Kraken способен на такое — и он также может мгновенно показать трехмерную картинку операторам судна.

«Мы можем создавать трехмерные модели одновременно со съемкой, — объясняет Карл Кенни, президент и генеральный директор компании. — Мы можем строить трехмерные модели морского дна на лету — и это круто».

Кенни говорит, что по мере снижения стоимости технологий вроде этой, он получает все больше и больше запросов от охотников за сокровищами. Сейчас он ведет переговоры с американской фирмой, которая хочет использовать его сонар для поиска корабля 19 века уже этим летом. В его обломках может быть сейф, набитый золотом и серебром. Если все пойдет по плану, сонар Кенни просто укажет место, где лежит этот сейф.

Съемка сонара

На горизонте маячат еще более футуристические технологии. Новейший проект в этой категории, которым управляет бывший ученый NASA доктор Артур Лонн-Лейн, известный как DUV-Dart, — глубокое ультрафиолетовое обнаружение и анализ в режиме реального времени. Проблема металлоискателей, которые обычно используют для обследования обломков, в том, что они просто говорят, есть там металл или нет, и очень плохо отличают железо (которое ничего не стоит) от золота (которое стоит много). Эту проблему должен решать DUV-Dart.

В основе его работы лежит оптическое обнаружение присутствия ионов — атомов элемента, которые имеют больше или меньше электронов, чем протонов. Когда ультрафиолетовый свет подсвечивает эти ионы под водой, они начинают светиться на другой длине волны, и что важно, это специфическое свечение соответствует определенному типу присутствующих ионов. Это позволяет отбросить давно растворившиеся в воде металлы или коррозию.

«Образуется конкретный паттерн, который можно воспроизвести и который уникален, — говорит Лейн. Это своего рода «сниффер» определенных металлов. И Лейн утверждает, что может обнаружить вещества с точностью до метра. «Сложнее всего учуять то, что все ищут. Золото».

Дело в том, что золото очень инертно и практически не подвергается коррозии. И значит, его ионы не распространяются в воде. К счастью, золото часто находят рядом с серебром. А вот серебро совсем другое дело. Оно производит набор обнаруживаемых ионов с хорошей концентрацией. Устройство вроде DUV-Dart очень скоро может помочь искателям сокровищ находить ранее упущенные ценности на больших, грязных, затонувших кораблях.

С такими продвинутыми гаджетами охота за сокровищами в 2016 году — и после — ничем не будет напоминать золотую лихорадку давно минувших дней. Сегодня достаточно вооружиться лодчонкой и парочкой модных инструментов либо прикрепить все к подводному дрону.

Но дух экспедиций остается прежним; покорить глубину и темноту океанов остается все так же сложно, как и раньше. На каждые успешно раскопанные обломки корабля остается много других, полных сокровищ, которые ждут своего часа. Фишка в том, чтобы их найти и точно нанести на карту. Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем.

Советуем посмотреть

Новый, экспериментальный подход может помочь в лечении простуды

Осень — золотая пора. А еще ее очень любят фармацевтические компании и производители фуфломицинов. А все …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.