Среда , 23 Октябрь 2019
Home / Экономика и финансы / Российские банки взяли в заложники на Украине

Российские банки взяли в заложники на Украине


На Украине нашли обещанный главой правительства Владимиром Гройсманом «адекватный ответ» на обслуживание российскими банками лиц с паспортами ДНР и ЛНР. Кредитные учреждения с российским капиталом на Украине не только поливают пеной и зеленкой, им также хотят запретить выводить деньги из Украины. Российские банки оказались в заложниках, признают эксперты.

В ночь на 13 марта неизвестные залили монтажной пеной или залепили наклейками банкоматы российских банков. Этим флешмобом представители батальона «Азов» выразили свою поддержку акции по вытеснению российских банков с территории Украины. Как сообщает батальон в своем аккаунте в Facebook, он уже больше месяца проводит регулярные протестные акции у офисов представительств финансовых организаций из России.

В центре Киева в понедельник активисты националистических организаций также блокировали вход в центральное отделение дочернего банка Сбербанка России на Украине — ПАО «Сбербанк».

«Это центральный офис Сбербанка России, мы его тотально блокируем, мы закладываем кирпичом входы, и с этого дня он не будет работать. Постоянно мы будем расширять всю эту историю на всю Украину, на все их отделения. … Этот банк не может существовать в Украине. … Пока он не прекратит свое существование в Украине, мы физически не будем давать этому банку никакой возможности работать», — заявил «Интерфаксу» народный депутат Украины Андрей Билецкий.

Фоторепортаж: Офис Сбербанка замуровали кирпичами

$(document).ready(function(){ var pictures=[ {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-27670.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-72829.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-72829.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-33504.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-82458.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-63286.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-14291.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-91100.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-52290.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-96830.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/111/10574111/upload-2017-03-13T121959Z_620704961_LR1ED3D0Y900Y_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-47314.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-38483.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-43425.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-43425.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-77798.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-47824.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-88699.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-26389.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-91836.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-23026.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-78510.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/93/10574093/upload-2017-03-13T114558Z_1834969966_LR1ED3D0WOBZU_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-23585.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic905-895×505-64221.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic830-830×460-72799.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic830-830×460-72799.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic685-685×390-82386.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic620-620×350-57068.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic580-580×330-38862.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic410-410×230-93896.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic305-305×175-17815.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic265-265×150-37333.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic150-150×100-59675.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/141/10574141/upload-AP_17072503754307-pic4_zoom-1500×1500-8604.jpg»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Efrem Lukatsky/AP»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-19805.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-92889.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-92889.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-15284.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-88313.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-29256.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-53048.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-92036.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-39406.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-77015.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/135/10574135/upload-2017-03-13T134631Z_1018852102_LR1ED3D12984U_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-59897.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-4626.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-47496.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-47496.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-70533.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-97348.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-64850.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-84347.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-69719.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-4426.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-26367.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/99/10574099/upload-2017-03-13T115859Z_1825120279_LR1ED3D0XA006_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-39842.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-185.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-92236.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-92236.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-23068.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-81074.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-98631.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-48151.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-61449.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-20966.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-49937.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/105/10574105/upload-2017-03-13T121558Z_1116795934_LR1ED3D0Y2B0S_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-86040.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-73738.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-73137.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-73137.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-45482.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-62823.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-94366.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-79831.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-66401.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-95358.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-61206.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/117/10574117/upload-2017-03-13T124442Z_300403311_LR1ED3D0ZE62C_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-45448.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-68776.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-15164.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-15164.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-27292.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-61132.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-23404.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-11823.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-18794.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-8381.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-29867.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/123/10574123/upload-2017-03-13T134037Z_222858913_LR1ED3D11ZE4G_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-46372.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic905-895×505-18474.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic830-830×460-26431.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic830-830×460-26431.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic685-685×390-79775.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic620-620×350-15858.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic580-580×330-40590.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic410-410×230-91825.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic305-305×175-15179.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic265-265×150-16763.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic150-150×100-70983.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/153/10574153/upload-AP_17072511865911-pic4_zoom-1500×1500-35163.jpg»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Efrem Lukatsky/AP»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic905-895×505-25562.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic830-830×460-34556.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic830-830×460-34556.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic685-685×390-58174.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic620-620×350-39706.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic580-580×330-50357.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic410-410×230-23914.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic305-305×175-7313.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic265-265×150-93114.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic150-150×100-11480.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/147/10574147/upload-AP_17072511857486-pic4_zoom-1500×1500-5221.jpg»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Efrem Lukatsky/AP»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic905-895×505-56474.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-19151.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic830-830×460-19151.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic685-685×390-61278.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic620-620×350-82492.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic580-580×330-6926.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic410-410×230-5840.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic305-305×175-31602.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic265-265×150-20057.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic150-150×100-12084.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/129/10574129/upload-2017-03-13T134134Z_1577983190_LR1ED3D120Z4Q_RTRMADP_3_UKRAINE-CRISIS-pic4_zoom-1500×1500-32444.JPG»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Valentyn Ogirenko/Reuters»,js_description:»»,picsign_url:»» }, {pic905:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic905-895×505-14741.jpg»,pic830:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic830-830×460-21214.jpg»,pic830c:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic830-830×460-21214.jpg»,pic685:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic685-685×390-65199.jpg»,pic620:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic620-620×350-26772.jpg»,pic580:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic580-580×330-93605.jpg»,pic410:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic410-410×230-70161.jpg»,pic305:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic305-305×175-93925.jpg»,pic265:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic265-265×150-17873.jpg»,pic150:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic150-150×100-77480.jpg»,pic4_zoom:» //img.gazeta.ru/files3/159/10574159/upload-AP_17072518483016-pic4_zoom-1500×1500-782.jpg»,js_pic_author:»»,js_picsrc:»Efrem Lukatsky/AP»,js_description:»»,picsign_url:»» } ]; var pictures_length = pictures.length; pictures = pictures.slice(0, 5); full_photoreps = { id: «10574087», rep_url: «/business/photo//businessofis_sberbanka_zamurovali_kirpichami.shtml» }; photoreport_main(pictures, undefined, full_photoreps, 10574087, pictures_length); full_photoreps = {}; }) __is_photorep_included10574087: 1

Центральное отделение дочернего банка российского Сбербанка в Киеве приостановило работу из-за блокады участниками националистического батальона «Азов» и организации «Правый сектор»,

— сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу банка.

Отделения российских банков в последнее время регулярно подвергаются атакам на Украине.

Например, 9 марта отделение Сбербанка в центре Одессы на углу улиц Жуковского и Польской было облито красной краской. На фасаде написали: «Закрыто», «Пособники ДНР, ЛНР».

Всего за последний год в разных городах страны совершено несколько десятков нападений на российские банки, а больше всего случаев фиксируется в Киеве. В начале февраля представители партии «Национальный корпус» (сформирована ветеранами «Азова») провели масштабную акцию протеста возле центрального отделения Сбербанка, а также отделений Проминвестбанка, ВТБ, БМ-банка и Альфа-банка. Двери финансовых учреждений также были облиты красной краской, а на дверях активисты развесили объявления с призывом к вкладчикам забрать свои деньги. Полиция, как правило, не мешает активистам.

Однако митинги и акции протеста не единственное, чем угрожают на Украине российским банкам. Одновременно украинские власти рассматривают ряд мер экономического характера, которые оно может применить в отношении банков. И это уже не просто угрозы так называемого Штаба блокады Донбасса самостоятельно закрыть все отделения Сбербанка и рассылка официальных запросов в адрес российских банков касательно работы с гражданами с паспортами ДНР и ЛНР, это уже конкретные меры воздействия.

Так, российским банкам, по данным НБУ, могут запретить выводить деньги из Украины, в том числе возвращать кредиты и проценты по ним своим материнским структурам.

Юристы разводят руками: банкиры оказались в заложниках. С одной стороны, в России они связаны положением Центробанка от 15 октября 2015 года №499-П. Согласно ему, удостоверением личности могут служить «иные документы, удостоверяющие личность иностранного гражданина и лиц без гражданства в соответствии с законодательством Российской Федерации и международным договором Российской Федерации».

«Паспорта, выданные самопровозглашенным государством, суверенитет которого не признан, идентификаторами личности и кредитными организациями использованы быть не могут. Однако с подписанием указа «О признании в Российской Федерации документов и регистрационных знаков транспортных средств, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» президентом России, формально из правила создано исключение. Это означает,

что теперь паспорта ДНР и ЛНР являются такими же идентифицирующими человека документами в России, как, скажем, паспорт гражданина Украины. И, замечу, что действие этого положения распространяется не только на Сбербанк, но и на все без исключения банки, действующие на территории Российской Федерации. То есть они не имеют права не принять эти документы, это их обязательство»,

— комментирует юрист адвокатского бюро А2 Ксения Риф.

Украинская «дочка» Сбербанка и российский Сбербанк — по сути два разных банка, работающих в разных юрисдикциях, и теоретически к ним не должны применять меры воздействия.

«Украинские банки не обязаны придерживаться российского законодательства, а российские — украинского. Сбербанк, работающий на Украине, — это украинский банк, его связывает с российской организацией только участие последней в его капитале, что для Украины не нонсенс, поскольку банковская система этой страны формируется в основном за счет банков с иностранным участием — США, Польша, Франция, Австрия, Германия, Россия», — комментирует Анастасия Худякова, юрист правового департамента HEAD Consulting.

На данный момент НБУ включает в реестр «Банки иностранных банковских групп» 25 кредитных организаций, среди которых: Альфа-банк, Райффайзен (контролируется Raiffeisen Bank), Сбербанк, ВТБ, «Креди Агриколь» (контролируется французской Credit Agricole), Сити Банк (контролируется Citigroup) , «Кредит Европа», Дойче Банк, УкрСиббанк (BNP Paribas). «Это неполный перечь, но и по нему можно судить, что интересы банковских групп, работающих на Украине, простираются далеко за ее пределы и все они работают и на российском рынке», — говорит эксперт.

Однако если доказать, что «украинская организация вовлечена в некие противозаконные действия, совершаемые российским банком», то привлечь на Украине российские банки, работающие с паспортами ДНР и ЛНР, можно, отмечают юристы.

«Российские банки попали в ловушку. Они понимают, что у них нет будущего на украинском рынке. Но и уйти не могут, поскольку нет покупателей. Они не могут продать банк, потому что никто их не покупает, и не могут просто закрыть его. В итоге они вынуждены выполнять жесткие требования НБУ. За два года российские банки завели в страну 73 млрд грн (175 млрд руб.).

Это две трети от всех прямых инвестиций в страну. Завели просто, чтобы сохранить банки», — комментирует инвестиционный банкир с Украины Сергей Фурса.

По информации НБУ, в 2016 году совокупный убыток российских банков на Украине составил 29,5 млрд грн (61,7 млрд руб.). По данным МСФО Сбербанка за 2016 год, банк получил на Украине в прошлом году убыток в 7,5 млрд руб. Впрочем, в пресс-службе кредитного учреждения заверяли, что это данные с учетом внутригрупповых элиминаций, то есть влияния отдельных учетных факторов на обобщающие показатели деятельности, и не показывают успешность бизнеса отдельного дочернего банка.

На запрос «Газеты.Ru» о дальнейших планах Сбербанка на Украине в кредитном учреждении не ответили.

Советуем посмотреть

Предметная недостаточность

Такие данные приводит Росстат, а эксперты считают, что их не стоит драматизировать. Как отметил пресс-секретарь …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.