Четверг , 20 Февраль 2020

Ниже цели

В середине января снизить цель по инфляции ЦБ призывал глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Он уточнял, что ее потенциальный пересмотр потребует «внимательного анализа» плюс снижение должно быть не быстрым, а в течение двух-трех лет. А на прошлой неделе Bloomberg со ссылкой на источники сообщил, что на фоне замедления инфляции снизить таргет предлагали Центробанку неназванные чиновники ушедшего в отставку правительства. В середине января первый зампред Банка России Ксения Юдаева заявляла, что пока ЦБ нужно еще поработать на текущем уровне таргета, заякорить инфляционные ожидания и добиться большей устойчивости инфляции. Частую смену цели по инфляции Юдаева назвала «вредной».
<!—

—>
Банк России сформулировал цель по инфляции в 2016 году — она звучит как «вблизи 4%», такой уровень роста цен планировался на 2017 год. Реальность ожидания превзошла — рост потребительских цен в 2017 году оказался самым низким за всю постсоветскую историю России: только 2,5%. По итогам 2018 года инфляция хорошо вписалась в таргет, составив 4,3%. Но в 2019 году рост потребительских цен снова оказался слишком низким и далеким от цели -3%. В первом квартале 2020 года годовая инфляция, по прогнозу ЦБ, должна замедлиться до 2,5%, а к концу года — приблизиться к цели, составив 3,5-4%.
Фактическая инфляция уже не первый раз «перелетает» цель Банка России, соглашается экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец. Причина, по ее мнению, в двойной жесткости — денежно-кредитной и бюджетной политики — которая преобладала предыдущие шесть лет.
«Однако мы в определенном смысле проходим поворотные точки — политика «великой стабилизации» трансформируется в ориентированную на рост стратегию. Для этого были накоплены достаточные ресурсы и предпосылки, и процесс уже запущен», — говорит Донец.

Инфографика «РГ»/ Александр Чистов/ Роман Маркелов

Так, денежно-кредитная политика уже фактически перешла в нейтральную зону — за 2019 год ключевая ставка снизилась на 1,5 процентных пункта (сейчас составляет 6,25%, не исключено, что ЦБ продолжит снижение уже на этой неделе), тогда как рыночные ставки — на 2-2,5 процентных пункта. Ускорение финансирования нацпроектов, а также новые социальные меры (маткапитал за первого ребенка, выплаты на детей 3-7 лет) поддержат оживление внутреннего спроса. Это с учетом хорошего урожая и укрепления рубля во второй половине 2019 года должно определить возвращение инфляции к целевому уровню вблизи 4% к концу года, полагает Донец. Основные риски для этого прогноза могут быть связаны с темпами реализации бюджетных расходов — это, скорее всего, дезинфляционные риски, и с внешней конъюнктурой — тут больше проинфляционных рисков.
Цель по инфляции — долгосрочный ориентир для бизнеса и населения, ее частая смена будет дезориентировать участников рынка и подрывать доверие к ЦБ, говорит главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. Поэтому для изменения цели нужны серьезные основания (которых сейчас не просматривается) и подготовка к этому экономических агентов с помощью разъяснений со стороны регулятора, добавляет он.
<!—

—>
Васильев указывает, что при этом цель по инфляции в 4% является типичной для развивающихся стран. Так, в Индонезии и Бразилии таргет по инфляции составляет 4%, в Мексике — 3%, в Турции — 6%, в ЮАР цель находится в диапазоне 3-6%.
ЦБ необходимо добиться устойчиво низкой (4% или ниже) инфляции на протяжении нескольких лет, соглашается главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. Тогда можно ожидать, что и инфляционные ожидания населения и бизнеса на длительный период тоже снизятся, что будет способствовать сокращению ставок долгосрочных кредитов. Пока же инфляционные ожидания на 12 месяцев, по последним данным, составляют 8,3%, то есть население и бизнес не верят, что текущий уровень инфляции удастся сохранить, напоминает Владимир Тихомиров.
Чем ниже таргет, тем больше возможностей у ЦБ по снижению ключевой ставки. Те, кто это предлагает, выступают за более активное смягчение монетарной политики уже сейчас, указывает Тихомиров. По его мнению, Банк России на это не пойдет.
В конце концов, если инфляция и без шоков все же останется устойчиво ниже 4% через год, это может значить только одно — нейтральная ключевая ставка для России (когда она не дает ни стимулирующего, ни сдерживающего эффекта для экономики) оказалась ниже, чем оцениваемые сейчас 6-7%, отмечает Софья Донец. Гипотетически такое возможно, так как Россия — экономика с «молодым» инфляционным таргетированием, и устойчивые параметры надо нащупывать на опыте. Но в такой ситуации Банку России будет гораздо логичнее снизить ключевую ставку, чем цель по инфляции, считает аналитик.

Советуем посмотреть

Ползарплаты за кредит

Три года назад лидером общероссийского антирейтинга была Республика Алтай: по данным Объединенного кредитного бюро, свыше …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.