Четверг , 17 Октябрь 2019
Home / Экономика и финансы / Люди с чувством долга

Люди с чувством долга

Теперь банки обязаны при выдаче кредита на сумму от 10 тысяч рублей считать долговую нагрузку заемщика: если платежи по всем кредитам (включая выдаваемый) превышают половину его среднего дохода за шесть месяцев, банку придется резервировать под этот кредит больше капитала.
<!—

—>
О том, кого и как это затронет, в интервью «РГ» рассказала директор департамента финансовой стабильности Банка России Елизавета Данилова.
Все ли готово к корректному расчету долговой нагрузки? Решена ли проблема подтверждения доходов заемщика?
Елизавета Данилова: Во-первых, мы предусмотрели несколько послаблений. До 1 октября 2020 года банки по кредитам до 50 тысяч рублей и по автокредитам смогут оценивать доходы заемщика не только по справкам 2-НДФЛ или 3-НДФЛ, но и по его транзакциям — это модельный подход, очень распространенный сейчас на рынке.
К этому моменту доступ к системам ПФР и ФНС уже будет полностью налажен, проблем с подтверждением доходов заемщика не будет. Для этого мы с минкомсвязи активно работаем над тем, чтобы снять технические лимиты на запросы банками справок по НДФЛ и данных ПФР о страховых взносах.
Если кредитная история хорошая, например, заемщик уже несколько лет исправно платит по кредиту, то можно считать его доход вмененным способом, то есть взять его платежи и умножить на два. С одной стороны, это достаточно консервативный подход, потому что в среднем по стране долговая нагрузка поменьше, чем 50%, с другой — это хорошая опция для банков и заемщиков, которые уже имеют длительную и положительную историю отношений.
Чем выше долговая нагрузка заемщика, тем дороже ему обойдется каждый следующий кредит
Если совсем никаких подтверждающих документов нет, можно использовать другую опцию — заявленный доход, то есть тот, который называет сам заемщик, но при этом сумма не должна превышать среднедушевой доход в данном регионе (в среднем 32,6 тысячи рублей по итогам 2018 года. — Прим. ред.). Этот подход учитывает более высокий риск просрочки, потому что неформальные доходы гораздо более непостоянны, чем зарплата.
С подтверждением обязательств заемщика меньше проблем?
Елизавета Данилова: С помощью уже имеющейся информации из бюро кредитных историй (БКИ) рассчитать показатель долговой нагрузки (ПДН) кредиторы могут и сейчас. В принципе, они и до 1 октября запрашивали данные из нескольких бюро. Мы выпустили информационное письмо, как действовать, чтобы не было задвоения кредитов, что делать, если кредитная история прерывается, и в последнее время особых вопросов на эту тему не было.
<!—

—>
Мы надеемся, что информация из БКИ станет гораздо более качественной.
Во-первых, банки должны будут до октября 2020 года всем кредитным договорам присвоить уникальные идентификаторы, это существенно упростит агрегацию информации о заемщике.
Во-вторых, в Госдуме рассматривается законопроект, который позволит через квалифицированные бюро подтягивать данные из всех БКИ, чтобы банки получали исчерпывающую информацию об обязательствах заемщика.
Что делать тем 15-20 миллионам людей, у которых нет официального дохода? Смогут ли они брать кредиты?
Елизавета Данилова: Наше регулирование носит стимулирующий характер, здесь нет прямых запретов, и клиенты сохранят доступ к кредитованию. Как до введения ПДН, так и после решение остается за банком.
Да, если ПДН завышен, то кредит подпадет под высокий коэффициент риска, и для этого заемщика он окажется более дорогим, тут возникнет дифференциация условий для клиентов с низкой и высокой нагрузкой. Но если банк сочтет, что заемщик, несмотря на отсутствие официальных доходов, достаточно надежный, то он тоже может получить хорошую ставку.
Не получится, что тем самым усугубляется проблема закредитованности, ведь многие берут кредит, чтобы отдать предыдущий? И оказывается, что им придется платить больше.
Елизавета Данилова: Регулирование, которое мы вводим, — это превентивные меры, у нас сейчас нет больших накопленных проблем в кредитовании физических лиц. Вся суть ПДН в том, чтобы сложнее было получить кредит, когда долговая нагрузка уже высокая.
Если заемщик уже попал в сложную ситуацию, не в силах обслуживать свой кредит, он может обратиться в банк с просьбой о снижении платежа с удлинением срока выплат. Как раз для этих случаев в августе мы приняли изменения, которые дали банкам стимулы идти навстречу таким заемщикам — при реструктуризации кредита им не придется рассчитывать ПДН, то есть их не будет сдерживать перспектива повышения коэффициентов риска.
В ЦБ не опасаются, что людям с высокой долговой нагрузкой или без официальных доходов придется идти в МФО или к «черным» кредиторам?
<!—

—>
Елизавета Данилова: Мы не видели такого перетока раньше и вряд ли увидим сейчас. Да, у МФО действительно темпы роста немного больше, чем у банков, но тем не менее на них приходится по-прежнему менее 2% от общего объема займов физлиц.
При этом не надо забывать, что на МФО с 1 октября тоже распространяется требование по расчету ПДН и повышенные коэффициенты риска.
Еще раз подчеркну, что требование о расчете ПДН банком не означает запрет на предоставление кредитов. Мы определили в методике общие рамки, предполагая, что каждый банк по-прежнему может применять свои модели и подходы, может обращаться к разным источникам для подтверждения информации о заемщике. Так что большая часть этих людей сохранит доступ к кредитованию. Но мы, воздействуя на банки, будем стимулировать их двигаться к умеренной долговой нагрузке.
«Черных кредиторов» мы активно выявляем и помогаем правоохранительным органам бороться с ними.
Почему при расчете долговой нагрузки не учитываются доходы других членов семьи и не важно, сколько у заемщика детей?
Елизавета Данилова: Теоретически можно было бы рассчитывать ПДН домохозяйства, однако тогда необходимо было бы при принятии решения о кредите уточнять доходы и обязательства каждого из членов домохозяйства.
Когда мы только прорабатывали концепцию ПДН, делали несколько серий публичных консультаций, то всем был более близок такой подход, при котором показатели считаются индивидуально. Мы понимали изначально, что показатель должен быть простым, а раз так, учесть сразу все в нем сложно. Хотя было много гипотез, какие обязательные платежи можно было бы учитывать, например алименты. Или как учитывать наличие детей — это же дополнительные расходы. К тому же у каждой семьи свой образ жизни: кто-то и с тремя детьми умудряется копить, а кто-то живет на широкую ногу, не имея детей, и ему денег не хватает.
А как быть с созаемщиками?
Елизавета Данилова: В методике учитываются и их доходы, если есть информация о них.
<!—

—>
Клиент сам сможет узнать результат расчета его долговой нагрузки?
Елизавета Данилова: Такого обязательства — показать клиенту результат расчета — у кредитора нет, хотя мы думаем над этим в контексте дальнейшего развития этого инструмента.
Почему надбавки к коэффициентам риска, которые делают кредит «дороже», начинают расти именно с ПДН на уровне 50%? Ведь одно дело отдавать половину дохода на кредит при зарплате в 300 тысяч, совсем другое — в 30 тысяч.
Елизавета Данилова: Мы приняли такую шкалу, просчитав взаимосвязь показателей полной стоимости кредита, ПДН и риска возникновения просрочки по портфелям крупнейших банков с 2007 года.
У нас есть возможность пересмотреть шкалу надбавок в зависимости от ПДН после того, как получим первую отчетность от банков, которую мы вводим с начала следующего года.
У банков наверняка появится искушение обойти эти ограничения, как вы будете их контролировать?
Елизавета Данилова: В рамках надзора Банк России будет перепроверять правильность отнесения кредита к тому или иному коду, за которым следует определенная надбавка. Мы будем следить и за методиками оценки долговой нагрузки, которые разработали банки.
Сейчас мы проводим обследование крупнейших банков, чтобы посмотреть распределение выдач по разным типам продуктов, с разными ставками в разрезе ПДН, — со следующего года это обследование превратится в обязательную форму квартальной отчетности, мы тоже будем внимательно эти данные смотреть.
Как в целом вы оцениваете динамику долговой нагрузки? Банк России не видит признаков близкого кризиса на рынке потребкредитования, о котором предупреждал глава минэкономразвития Максим Орешкин?
Елизавета Данилова: Во-первых, чтобы гипотетические проблемы на рынке потребкредитов могли оказать влияние на экономику в целом, рынок должен быть намного больше. Классический пример — ипотека в США накануне кризиса 2007 года, когда соотношение задолженности по кредитам к располагаемым доходам физических лиц составляло 130%. У нас этот показатель — 34%.
<!—

—>
Что касается средней долговой нагрузки по необеспеченным потребительским кредитам, то коэффициент обслуживания долга (отношение платежей по кредитам к доходам населения) оценивается в 8,8%, то есть нагрузка не достигла пика 2015 года (9,3%). Долговая нагрузка увеличивается, но во многом из-за медленного роста доходов населения. Если бы они росли, как планировалось, то и долговая нагрузка была бы на 0,6 п.п. ниже. И наши подсчеты показывают, что процентные платежи по кредитам не оказывают существенного влияния на доходы граждан.
Во-вторых, ухудшение стандартов кредитования начало происходить только в последнее время: например, доля кредитов с показателем ПДН свыше 80% выросла с 5% в IV квартале 2018 года до 10% во II квартале этого года. Возможно, здесь есть методологический аспект — банки стали приближать свои методики расчета к нашей, и не исключено, что когда мы соберем данные, рассчитанные по нашей более консервативной методике, доля кредитов с высоким ПДН окажется еще выше.
В-третьих, из данных БКИ мы видим, что кредиты берут не одни и те же люди, база заемщиков существенно меняется. Поэтому масштабной проблемы закредитованности, на наш взгляд, еще нет, и мы как раз внедряем ПДН, чтобы ее и не было.
Недавно Банк России предложил банкам рассмотреть в дополнение к требованиям к капиталу два вида прямых ограничений на выбор: полный запрет высокорисковых кредитов либо лимиты на них в портфеле банка или в выдачах. Зачем это нужно, если можно ввести любые надбавки к коэффициентам риска?
Елизавета Данилова: Макропруденциальное регулирование, или политика по ограничению системных рисков, — относительно новое направление деятельности. В отличие от денежно-кредитной политики, единых стандартов проведения мер здесь нет, поэтому мы много изучаем опыт других стран. И мы видим, что очень многие центральные банки такие полномочия уже получили и что оптимально именно сочетание мер, которые основаны и на требованиях к капиталу, и на прямых ограничениях.
Надбавки к капиталу позволяют банкам сформировать запас капитала на случай стресса. Но если у банка большой запас капитала, то он может довольно долго выдавать эти рисковые кредиты, если они рентабельны. Поэтому для сдерживания чрезмерных темпов кредитования более действенными бывают прямые ограничения.
Мы ожидаем, что уже принятые меры будут эффективны, но на будущее хотели бы иметь более широкий арсенал мер. Нам интересно мнение рынка, мы видим несколько развилок в дальнейшем развитии регулирования. После обсуждения мы будем просить законодателя о наделении нас необходимыми полномочиями. Спешки здесь нет, но мы бы хотели заранее получить дополнительные инструменты, чтобы быть готовыми к любому развитию ситуации.
<!—

—>
Получила ли развитие идея запрета на взыскание задолженности по потребкредиту, если он был выдан заемщику с высокой долговой нагрузкой?
Елизавета Данилова: Это часть поручения президента, которое появилось в конце 2016 года. Первая часть касается расчета показателя долговой нагрузки, и она уже реализована, вторая требует внесения изменений в законодательство. При этом если возникают такие серьезные юридические последствия, как невозможность взыскания задолженности, то нужно убедиться, что долговая нагрузка рассчитана корректно, в такой ситуации оценок уже недостаточно. Эффективный доступ банков к информации о доходах в ФНС и ПФР, к данным БКИ обо всех обязательствах заемщика создадут необходимые условия для реализации второй части поручения.
Изменения надбавок в зависимости от полной стоимости кредита (ПСК) вы будете использовать или все корректировки будут идти через ПДН?
Елизавета Данилова: Мы пока не планируем отказываться от ПСК. Когда мы проводили калибровку ПДН в мае-июне, наш анализ показал, что оба фактора значимы. В 2013, 2014 годах, когда активно рос рынок, была проблема как раз выдачи кредитов под очень высокие ставки, и тогда ПСК был суперзначимым фактором, даже более, чем ПДН, потому что тогда мало у кого были кредиты, это все только появлялось. Сейчас ситуация меняется, мы будем смотреть на данные и принимать решения, чтобы надбавки максимально отражали риски.
Для более оперативного принятия решений были внесены изменения в закон, чтобы совет директоров Банка России мог менять уровень надбавок без нормативного акта, и мы рассматриваем их адекватность раз в квартал. Более того, теперь в случае, если мы ужесточаем надбавки, мы должны объявить об этом за два месяца, а не за три, как раньше. При этом обратные изменения, например, в случае системного стресса, когда банкам надо помочь, могут действовать хоть на следующий день.
Какую шкалу надбавок ввел банк России
До 1 октября надбавки к коэффициентам риска для расчета норматива достаточности капитала зависели только от полной стоимости кредита (ПСК) — чем выше ПСК, тем выше надбавка.
С 1 октября на величину надбавок повлияет также показатель долговой нагрузки.
Фактически запретительный коэффициент риска (320%) Банк России решил применить к кредитам с ПСК от 25 до 30%, которые выдаются заемщикам, тратящим на обслуживание долга свыше 80% доходов.
В самом массовом сегменте кредитов наличными (со ставками от 10 до 15%) коэффициенты риска в зависимости от ПДН составят от 150 до 220%.
Минимальный коэффициент (130%) определен для кредитов с ПСК до 10% и показателем долговой нагрузки до 50%, но таких кредитов пока немного.

Фото: Инфографика «РГ» / Антон Переплетчиков / Игорь Зубков / freepik

Советуем посмотреть

Оценены шансы на скорое укрепление рубля

Из факторов в поддержку рублю можно отметить продолжающуюся тенденцию к росту российских ОФЗ, указывает главный …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.