Пятница , 18 Октябрь 2019
Home / Экономика и финансы / Экономика простых истин

Экономика простых истин

На российском рынке обуви импорт занимает 85 процентов. Это простая истина, и не нужно иметь диплома, чтобы сказать — это ненормально для страны в 148 миллионов человек. Должны найтись и сапожники, и кожа, и сырье с оборудованием, чтобы хотя бы 40-50 процентов огромного рынка занять своим, местным. Или в экономике устроено что-то не так.
Четверть века мы не можем сделать нормальным процент по кредитам. Для миллионов семей он — двузначный. Четверть века! Скажите, что не так в том, как мы управляем экономикой? За три десятилетия Южная Корея из лачуг выбилась в развитые страны, Китай стал тем, на кого оглядываются с завистью. А в Восточной Европе, в бывших странах «соцлагеря», сверстники наших 30-летних получают ипотеку под 2,5-3 процента.
Четверть века нестабильной экономики, ставшей из большой индустриальной — сырьевой. Не хватит ли?
Что не так? Почему после стольких призывов к инновациям в России в 2017 году было сделано компьютеров на 4 с лишним доллара на душу населения? Почему уже из года в год 300-350 штук металлорежущих станков в месяц — предел мечтаний? Что это за экономика, в которой за год на 148 миллионов человек выпустили 15 тысяч зонтиков для дождя и cолнца? Росстат утверждает, что в июле 2018 года у нас произведено 67 штук детских колясок, а за 2017 год на всю Россию — 760 штук. Как это может быть в такой наполненной людьми и ресурсами стране?
<!—

—>
У нас огромные рынки для роста экономики. Обувь, одежда, простейшие предметы обихода. Триллионы рублей. Они уже заполнены — только кем? Доля импортных лекарств на рынке по стоимости снизилась до 68 процентов. Успех? Еще недавно была далеко за 80. Но ведь все равно годами, четверть века складывавшаяся деформация. И так сектор за сектором — этого нет, то не производят, а если есть, то не то. И насколько свое — это «свое»? Когда говоришь с промышленниками, они только машут руками. Масса исходников — импортные. В фармацевтике, в аграрном секторе, в легкой промышленности, в «умных компонентах» оборудования, в микроэлектронике. Только что минпромторг рассказал, что микроэлектронику размером 28 нанометров и менее Россия заказывает у крупных фабрик Юго-Восточной Азии.
Так что же не так в экономической политике, если импортозамещением пришлось заниматься под ударом санкций? Почему глупейший лозунг «все купим за сырье» так долго был абсолютной истиной? Или почему так согласно все кивали головой, что, мол, «голландская болезнь», нечего делать, обречены.
Хватит о прошлом? Но оно ведь и настоящее. Вы думаете, мы подавили инфляцию? Четверть века не могли, а два последних года — вот она, миленькая, ползет, нижайшая? Но вообще-то в 2017 году индекс цен производителей промышленных товаров составил 7,6 процента. А в январе — июле 2018 года — 16,6 процента. И рано или поздно все это прорвется в розницу, особенно на фоне девальвации рубля, как ни сдерживай цены и тарифы, регулируемые государством.
Кстати, о девальвациях. У нас их было четыре взрывных (1994, 1998, 2008 / 2009, 2014 годы). И, наконец, наступила пятая. С начала года рубль подешевел по отношению к доллару больше чем на 20 процентов. Все это было задолго ясно. Заранее предупреждали, что в очередной раз кэрри-трейд и финансовые инфекции послужат спусковым крючком. И это будет повторяться снова и снова — мелкий, спекулятивный финансовый рынок, верх нестабильности, удары из финансов, сносящие экономику, недоступность кредита, если… Если что? Если не запретить? Ни в коем случае не запрещать! Но побуждать, стимулировать, насыщать деньгами, нормализовать, строить большую финансовую машину.
Четверть века разбалансированной, нестабильной экономики. Не хватит ли? Не страшновато ли, когда экономические ведомства в один голос твердят, что впереди, если рост, то еле-еле, старческий. А разгонимся когда-нибудь — лет через пять.
Заранее известно, что экономика вертикалей, сверхкрупной собственности, при государстве — доминанте во всем, это — тупиковый путь. Заранее ясно, что экономика, опирающаяся больше всего на бюджет, на отдельные проекты «федералов», пусть самые крупные — не сможет быстро, устойчиво расти, если только не переродится в мобилизационную.
Индекс цен производителей промтоваров составил в январе — июле 16,6%. И все это еще прорвется в розницу
Для роста, инноваций и модернизации нужна живая, легкая, денежная почва для всех, а не только для котлованов. Когда доля среднего и малого бизнеса — не 20-25 процентов, как сейчас, а хотя бы 40-50. Все то же самое — доступный кредит, низкий процент, чуть ослабленный рубль, большой внутренний финансовый рынок, налоги ниже, сильные налоговые стимулы за рост и модернизацию, легкое административное бремя, таможенные пошлины, защищающие внутренний рынок. Побуждать иностранцев переносить производство в Россию, а не вбрасывать нам готовые товары за сырье. Когда все это будет? Еще через 25 лет?
Кстати, о котлованах. Да, большие, федеральные инфраструктурные проекты — это благо для роста экономики. Они рождают спрос на оборудование, на жилье, на ширпотреб, и дальше по цепочке — во многих смежных отраслях. Но кому этот спрос достанется? Внутреннему производителю или закупщики потянутся в Китай? В 2017-м за год в России произведено на всю страну 609 штук бульдозеров, грейдеров — 709 штук, дорожных катков — 221 штука, самоходных одноковшовых экскаваторов — 1983 штуки. Штук!
Все это — простые истины экономики. Их много — ясных, заметных, когда нужно остановиться и задуматься. Четверть века! Как сделать по-другому? И не пора ли?

Советуем посмотреть

Доллар вступил в стадию ослабления

— Доллар США развивает внушительное снижение в течение последней недели к наиболее популярным мировым валютам. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.